Файнфельд И.А. ДУХОВНОЕ СОЗНАНИЕ В ДЗЭН-БУДДИЗМЕ // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). 2014. № 6. Том 2. С. 16-22.

ДУХОВНОЕ СОЗНАНИЕ В ДЗЭН-БУДДИЗМЕ

В статье рассматривается феномен «духовного сознания» в дзэн-буддизме. Автор акцентирует внимание на принципе-пустоте как основе любой реальности. Приводятся аналогии из ядерной физики.
дзэн-буддизм; духовное сознание; принцип-пустота   

SPIRITUAL CONSCIOUSNESS IN ZEN BUDDHISM
The article gives an insight into the phenomenon of spiritual consciousness in Zen Buddhism. The author highlights the idea of principle-emptiness as the corner stone of any reality. The author suggests the analogies of modern nuclear physics.
Zen Buddhism; Spiritual consciousness; Principle-emptiness.

Философско-религиозные системы Востока утверждают, что в основе мироздания и самого человека лежит латентный абсолютный принцип, который требует осознания. Этот принцип (Брахман, Будда, Кетер, Аллах, Дао, Великий Дух и др.) управляет Вселенной как нравственно, так и физически. Он запределен миру явлений и может быть постигнут только высшими или духовными состояниями сознания, радикально отличающимися от обычного бодрствующего повседневного сознания, в основе которого лежит бинарное членение мира. Однако среди наиболее авторитетных современных исследователей существуют глубокие противоречия в понимании сущности высших состояний сознания. Понятно, что эта важнейшая проблема требует дальнейших исследований.
В дзэн-буддизме говорится о таинственном принципе-пустоте («шуньяте»),  чреватом любой полнотой,  проникающем в феноменальный мир и проявляющемся в любых конкретных формах. Постижение этого принципа или отождествление с ним возможно только в состоянии просветления («сатоpи»).  В этой связи напомним о том, что теоретическую основу дзэн-буддизма определяют Аватамсака-сутры («аватамсака» санскр. гирлянда, венок), в которых запечатлен и разработан опыт постижения принципа или абсолюта просветленным сознанием. В данных сутрах, являющихся результатом творчества двух школ Махаяны (Мадхъямика и Йогочара), и в то же время основанием китайского учения Хуаянь (яп. Когэн),  нашли свое воплощение метафизика пустоты (шуньята)  и учение о «только-сознании» (виждняптиматра). Центральная идея сутр – положение о том, что Будда в «теле Закона» является субстратом всех уровней бытия, когда все миры прошлого, настоящего и будущего – не что иное, как Будда Вайрочана, символ «тела Закона». Все сущее – эманация Вайрочаны. Вот как формулирует это положение бодхисаттва Фугген, один из основных персонажей: «Тела всех живых существ полностью входят в одно тело («тело Закона»), из одного тела исходят бесчисленные тела. Неисчислимое количество кальп входят в одно мгновение, одно мгновение входит в неисчислимое количество кальп. Дхармы Будды все полностью входят в одну дхарму, одна дхарма входит во все дхармы Будды. Все входящее входит в одно входящее. Все слова и звуки входят в одно слово и один звук, одно слово и один звук входят во все слова и звуки. Все три мира (прошлое, настоящее и будущее) – каждый входит в один мир, один мир входит во все миры.  Таким образом, во-первых, абсолют отождествляется с Буддой (в «теле Закона»); во-вторых, общее есть единичное, а единичное есть общее.
Вся сложная целостность этих взаимопроникающих миров, как отмечает  наш выдающийся востоковед Е.А. Торчинов, есть единое абсолютное сознание Будды Вайрочаны, Будды Великого Солнца. По мнению С. Грофа, одного из крупнейших современных философов и психологов, философский принцип, изложенный в Хуаянь, – одно из самых глубоких прозрений, когда-либо достигнутых человеческим разумом и наиболее полно выражающих  холистический взгляд на Вселенную. Исследователь проводит здесь аналогию с голограммой: в одном осколке содержится вся полнота записанной на ней информации – так в каждом элементе содержится все целое. Говоря о современной концепции явного и неявного порядков Д. Бома, С. Гроф указывает, что некоторые необычные состояния сознания могут опосредовать прямое переживание неявного порядка и даже вмешательство в него. По его мнению, можно видоизменять явления феноменального мира, влияя на порождающую их матрицу. Такого рода вмешательство будет совершенно непостижимым для механической науки, поскольку оно минует обычную цепь линейной причинности и не связано с преобразованием энергии в рамках явного порядка, как он нам известен. 
Напомним, что основная идея сутр – единство в многообразии: Все в Одном, Одно во Всем; капля воды едина с морем, в песчинке содержится весь мир. Речь идет об абсолютном, изначальном и  таинственном принципе, отождествиться с которым, как мы уже сказали, можно только в состоянии просветления. 
Эно (Хуэйнэн), один из основателей дзэн, утверждал, что достигший буддийского принципа единится с его сиянием и роднится с вещами, «здесь нет ни меня, ни другого». Именно такой опыт пережил Тайсю, дзэнский наставник недавнего прошлого: «Неожиданно я увидел себя растворенным в некой реальности, лишенным тела и разума. В этой безмятежности и беспространственности широко льется духовный свет и предстают бесконечные миры, подобно миражам и воображениям ума, напоенные до предела светом. Я просидел несколько часов, но все это будто произошло в мгновение ока. Многие дни затем казалось, что мое тело и разум существовали в окружении света, чистоты мира и счастья».
По мысли Д. Хардинга, современного исследователя, реализовавшего сатори, просветленный человек возвращается к принципу, то есть к самому сердцу существования, из которого проявляется все бытие.
В чистом виде этот изначальный принцип  функционирует в нас в младенческом возрасте, когда нас еще не отняли от материнской груди, и в дальнейшем подавляется в процессе воспитания. Однако, позволив принципу осуществляться в нас по его усмотрению, без всяких препятствий со стороны искажающего реальность рассудка, мы можем быть самодостаточны и будучи взрослыми.  В этой связи показательны слова Такуана, дзэнского патриарха: «Ваше самостоятельное постижение таинственного принципа будет подобно видению зажженного фонаря в кромешной тьме ночи. Откроете в себе несотворенный таинственный дар, который не является чем-то привнесенным, а отражает суть вещей. Этот принцип никогда не отступает и не отделяет себя от повседневности. Это ум, который не родился, когда вы родились, и не умрет. Это ваш Подлинный Облик, который пребывает в глубине сознания каждого человека. Небеса не могут скрыть его, земля не может вместить его, огонь не может сжечь, вода потопить, ветер не может проникнуть в него. Ничто не может ограничить видения просветленного человека, постигшего свой Подлинный Облик, он достиг целостности и ясно видит свои намерения. Подлинное Я существовало до разделения неба и земли, до рождения отца и матери. Оно пребывает во мне, птицах и зверях, в травах и деревьях, во всех феноменах. Это Я не имеет очертаний или формы, оно не рождается и не умирает. Вы не можете видеть его земными глазами». Характерно, что подлинное, то есть метафизическое Я, патриарх отождествляет с таинственным принципом или природой Будды.
Отвечая на вопрос о  практике дзэн, великий дзэнский наставник Банкэй высказал близкое по смыслу суждение: «Когда человек достигает уровня неразличающего знания, он проникает в суть вещей и распознает их еще до того, как возникнет различающая мысль, так что в конечном счете нет никакой загрязненности».  Те же мысли высказывает Д. Судзуки, самый авторитетный в настоящее время дзэнский наставник: «Видение множества вещей в абсолютном единстве. Реальность должна быть постигнута в непосредственном переживании. Пространство и время, например, убивают ее. Ограничивая ее ими, мы совершаем самую грубую ошибку в понимании реальности. Мы становимся узниками системы, созданной нами самими. Сатори стоит в абсолютном настоящем, где время и пространство представляют собой единое елое и, в то же время, начинают дифференцироваться». Понятно, что в этих высказываниях речь идет о достижении принципа. Таким образом, дея принципа или пустоты-несубстанциальности предстает в дзэн-буддизме основой всякой реальности.
Примеры можно было бы продолжать, но ограничимся вышеприведенными и сравним их с воззрениями европейских философов и психологов о первопринципе, сходными по смыслу с высказываниями адептов дзэн.
Известно, что еще Пифагор учил о том, что существует вечный принцип-единство, покоящийся под всеми формами, изменениями и другими явлениями вселенной. Очень выразительно о принципе писал Д. Бруно: «Духовная субстанция – есть некий принцип, некое начало, действующее и образующее изнутри, от которого, которым и вокруг которого идет созидание: она есть точь-в-точь как кормчий на корабле… как артист, что не извне, но изнутри строит и приспосабливает здание. Во власти этого принципа объединять противоположные элементы, уравновешивать в известной гармонии несогласные свойства, созидать и поддерживать состав живого существа… тот, кто нашел скрытое сокровище истины, пораженный красотой этого Божественного лика, не менее ревниво заботится, чтобы она не подвергалась никакому искажению, пренебрежению и осквернению. Лишь непосвященному уму свойственно стремление искать смысла и желание определения тех вещей, которые находятся выше сферы нашего понимания» . 
К. Дю-Прель называет организующий принцип «трансцендентальным субъектом» и утверждает, что последний по отношению к организму человека априорен, первичен, «вследствие чего форма нашего земного обнаружения непременно должна быть только преходящей формой существования». 
По словам Бонавентуры, Абсолют «это сфера, чей центр находится везде, а окружность нигде».
В этой связи очень показательны мысли Гегеля, высказанные им  в предисловии к «Науке логики»: «В ходе развития той или иной эпохи, как и в ходе развития отдельного человека, бывает период, когда дело идет главным образом о приобретении и отстаивании принципа во всей его неразвитой напряженности».
Близкие по смыслу суждения высказывает А. Шопенгауэр: «Вещь же сама в себе, хотение (воля) жизни присутствует в каждом отдельном, самом даже мельчайшем существе целостно и нераздельно и в такой полноте, как во всех остальных существах, когда-либо бывших, сущих и будущих, вместе взятых». Несомненно, философ говорит о принципе, который он именует волей.
В этом контексте интересны взгляды современных психологов. С точки зрения Э. Ноймана, известного представителя юнгианской школы, самым центром человека является неведомая сила, живущая в нем и преобразующая его в новые формы и образы, сопровождающая его  после смерти. Следует, по словам Э. Ноймана, «осознать себя вместилищем творческого принципа, повысив интенсивность своего сияния и свою действенность. Это встреча с Самостью».
Вот как говорит о «принципе» современный психолог М.Л. Перепелицин: «Это нулевая, неподвижная точка, в ней объекты воспринимаются непосредственно, интуитивно. В четвертом измерении можно видеть как формы предметов, так и то, что находится внутри этого предмета. Наступает единство формы и содержания. У человека эта нулевая точка находится на макушке – дыра Брамы. Наша настоящая мысль должна находиться в четвертом измерении. Мы же в нашем теперешнем состоянии воспринимаем мир только в виде формы и отношений, видим одну иллюзию и работаем с ней».
Отметив чрезвычайно сходные суждения о первопринципе у дзэнских и европейских мыслителей, следует сказать несколько слов о современной квантовой физике. Последняя, как известно, с начала двадцатого века и по сей день динамично разрушает привычные ментальные схемы, особенно необходимость признавать ум исследователя среди фактов, влияющих  на результаты научных экспериментов. «Чем глубже физик рассматривает объект, тем ближе он подходит к Пустоте, которая есть прямое переживание  Субъектом самого себя. Пустоте, которая является единственным Видящим и Слущающим, Единственным Переживающим», - отмечает Хардинг.
Некоторые современные физики и психологи (Ф. Капра, Р. Уилсон, С. Гроф и др.) указывают на определенное сходство между сознанием, квантовой механикой и некоторыми аспектами восточной философии, а именно: принятие холизма; хаоса как космической матрицы; глубинного индетерминизма и «двоичности» как принципа симметрии. Эти фундаментальные положения легли в основу новой физики, в которой отчетливо просматривается влияние восточной мысли и особенная близость к буддистскому канону. Именно поэтому в настоящее время под метафизической или квантовой реальностью многие ученые понимают сознание – энергию, существующую за пределами пространства и времени, то есть за пределами нашего чувственного восприятия. Считается, что эта энергетическая система - единое поле - лежит в основе всего мироздания, и наше сознание является призводным от нее.
В подтверждение приведем высказывание Ф. Капры, известного физика-теоретика и знатока Востока: «Представления о том, что всякая частица содержит в себе все остальные, не соотносятся с обычным пространством и временем. Они описывают реальность, которая, подобно реальности Будды, имеет свои собственные законы. В случае андронного бутстрапа эти законы являются постулатами теории относительности и квантовой теории, и основная особенность всех этих законов заключается в том, что силы, удерживающие частицы друг подле друга, представлены в виде обменов другими частицами через кросс-каналы. Это положение может быть сформулировано математически, но визуализировать его чрезвычайно сложно. Оно представляет собой особую релятивистскую составляющую бутстрапа, а так как непосредственное восприятие четырехмерного мира пространства-времени нам недоступно, мы едва ли способны представить, что каждая отдельная частица может содержать внутри себя все остальные частицы и одновременно быть составной частью каждой из них».
 Выше мы уже приводили аналогичную трактовку данного вопроса, содержащуюся в  Аватамсака-сутрах.  Заметим, что представления о том, что каждая частица содержит в себе все остальные, характерны практически для всей восточной философии. В не-локальном свернутом порядке Д. Бома, подчеркивает Р. Уилсон, информация не может обладать локальностью, но «проницает» и (или) «трансцендирует» все локальности. Последнее напоминает о неком нелокальном, невыразимом порядке, то есть о дзэн-буддийской пустоте. 
Напомню дзэнский коан: учитель поднимает посох и говорит: «Если ты называешь это посохом, то ты утверждаешь. Если говоришь, что это не посох, ты отрицаешь. А по ту сторону утверждения и отрицания – что это такое?» Сегодня хорошо известно, что восприятие заключается в активной интерпретации сигналов. Понятно, что учитель требует невербального или внесемантического постижения пустоты («шуньята»), минуя, по нашему мнению, формообразующую сущность, о которой мы писали  в предыдущих публикациях.
Мы видим, что в дзэн-буддизме, как и в современной квантовой физике, общей тенденцией является стремление к трансперсональному.  С этой точки зрения дзэн становится понятен, хотя некоторые исследователи считают его недоступным европейскому уму. Его принцип – Пустота, чистая потенциальность, чистая возможность любого проявления, возможность, если можно так выразиться, до всякого проявления.  Для отождествления с ней необходима трансформация обычного человеческого сознания в глубинную сверхрациональную, индивидуализирующую духовную силу, находящуюся по ту строну рождения и смерти.  Все сводится, в конечном итоге, к идее не-дуальности, то есть преодолению дихотомии «Я - не Я».  Главным методом для этого, по нашему мнению, является метод «обратного созерцания», целью которого является реализация не-локального сознания или квантового ума, то есть встреча обычного сознания с квантовой самостью.  Последнее требует  отдельной публикации.

Библиографический список:
1. Бруно Д. Изгнание торжествующего зверя. О причине, начале и едином.  Большая Мн.: Харвест, 1999.
2. Вон Кью Кит. Энциклопедия дзэн / Пер с англ. А. Гарькавого. М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999.
3. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3 Т. М.: Мысль, 1970-1972. 
4. Гроф С. За пределами мозга / Пер. с англ. 2-е изд. Москва: Изд-во Трансперсонального Института, 1993.
5. Дюмулен Г. История Дзэн-буддизма. Индия и Китай / Пер. с англ. СПб.: ОРИС, ЯНАПРИНТ, 1994.
6. Дю-Прель К. Философия мистики или двойственность человеческого существа / Пер. с нем. М. С. Аксенова. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1895.
7. Игнатович А.Н. Буддизм в Японии (Очерк ранней истории). М.: Наука, 1987.
8. Капра Ф. Дао физики. СПб.: ОРИС, 1994.
9. Маслов А.А. Классические тексты дзэн. Ростов-н /Д: Феникс, 2004.
10. Нойман Э. Глубинная психология и новая этика. Человек мистический / Пер. В.М. Донец. СПб.: Академический проект, 1999.
11. Перепелицин М.Л. Философский камень (Руководство по православному духотворчеству или алхимия материи Духа). I и II части. Москва, 1990.
12. Плоть и кость дзэн / Пер. с англ. В.И. Нелина. Калининград: Российский Запад, 1992.
13. Судзуки Д. Основы Дзэн-Буддизма / В кн.: Дзэн-Буддизм. Судзуки Д. Основы Дзэн-Буддизма. Кацуки С. Практика Дзэн / Пер с англ. Биштек.: Одиссей, 1993.
14. Такуан Сохо. Письма мастера дзэн мастеру фехтования. СПб.: Евразия, 1998.
15. Торчинов Е.А. Религии мира: опыт запредельного: Психотехника и трансперсональные состояния. СПб.: Центр «Петербургское Востоковедение», 1998.
16. Уилсон Р.  Квантовая психология: Как вытащить себя за волосы и пройти сквозь стену…/ Пер. с англ. М.: София, 2012.
17. Файнфельд И.А. Интеллектуальное созерцание как метод познания в европейской и восточной философии // Европейский журнал социальных наук. М.: Международный исследовательский институт. 2013. № 4 (32).
18. Файнфельд И.А.   Динамика сатори в дзэн-буддизме // Европейский журнал  социальных наук. М.: Международный исследовательский  институт. 2013. № 9 (36) том 1.
19. Философы из Хуайнани / В кн. Литература Древнего Востока. Иран. Индия. Китай (тексты) / Авторы-сост. Ю.М. Алиханова, В.В. Никитина, Л.Е. Померанцева. М.: Изд-во МГУ, 1984.
20. Хардинг Д. Жизнь без головы  / Пер. с англ. М.: Открытый мир: Ганга, 2006.
21. Шопенгауэр А. Об интересном / Пер. с нем. М., 1997.