Файнфельд И.А., Ментальная тишина как основа духовной реализации//Европейский журнал социальных наук 9 (3) 2014 г.

Европейский журнал социальных наук  9  (3)  2014 г.

 

Файнфельд И.А.

 

Ментальная тишина как основа духовной  реализации  

 

В статье рассматривается  феномен ментальной тишины как основы духовной реализации. По мнению автора,  главным в этом процессе  является осознание и преодоление  архетипа формообразующей сущности.  

 

Хорошо известно, что существуют состояния высшего сознания, радикально отличающиеся от обычного и имеющие глубоко позитивное психологическое и социальное значение.   Во многих духовных традициях основным условием пробуждения такого сознания является достижение ментальной пустоты или тишины рассудка, трактуемой,  как основа конечной реальности. Приведем несколько примеров. В буддистской парадигме мистического опыта принято, что за видимостью различий этого преходящего мира стоит глубинная целостность бытия - шуньята, то есть «пустота», «не-субстанциальность». Последняя доступна высшему сознанию или мудрости («праджня»), которая зрит через «пустотность» всех вещей в условиях полной  тишины рассудка.   Для достижения праджни, указывает Трунгпа, современный представитель тибетской школы буддизма, нужно оглянуться назад внутри собственного ума, погрузиться в его глубину и дойти до начала истории, до начала мышления, до первого возникновения мысли. Когда человек соприкоснется с этой первоначальной почвой, его никогда не введут в заблуждение иллюзии прошлого и будущего. Он станет способным, постоянно находиться в настоящем. В такой необыкновенной тишине ума или чистом существовании, отмечает современный учитель дзэн Кацуки, пребывают в покое источники всех видов деятельности.  

Согласно даосизму, Дао - первопринцип, непроявленный центр, метафизический Нуль или «Небытие», управляет всеми посредством своего «не-деятельного действия» (вэй-ву-вэй) и символизируемый  «пустотой», может быть достигнут так же в условиях  полной ментальной тишины ( Файнфельд, 2013 ). 

Основатель интегральной йоги Шри Ауробиндо говорит о том, что безмолвие - глубинная субстанция Вселенной. Вещь выходит из нее и в нее возвращается. Это родник в сердце вещей. Способность же сохранять неподвижность достигается при контакте с великим безмолвием повсюду прикровенно присутствующим… «Достичь  этой супраментальной силы можно лишь полностью пребывая в этой вечной основе, пребывая полностью вне времени и вне пространства, то есть так как будто высший Динамизм может возникнуть только из высшей Неподвижности. Неподвижность - основа Суперментальной силы, а безмолвие  - это условие совершенной ее работы» (Сатпрем Стр. 236 ) 

Близким по смыслу предстают и высказывания великого учителя индуизма прошлого века   Шри Рамана Махарши:  «Тишина является самой   мощной формой работы..  Самость есть то, где абсолютно нет «Я» - мысли и что называют «Тишиной» (Стр. 130 

Вот как обретение Пустоты, отождествляемой с Богом, описано в Герметическом Своде: «Вознесись выше всяких высот, спустись глубже всяких глубин; собери в себе все ощущения от вещей сотворенных, воды, огня, сухого, влажного. Представь себе, что ты одновременно везде, на земле, в море, в небе, что ты еще не родился, что ты еще в утробе матери, что ты молодой, старый, вне смерти. Постигни все сразу: времена, места, вещи, качества, и ты постигнешь Бога»  (Эвола стр. 45).  

 Мерелл-Вольф,  современный философ, сумевший на собственном опыте реализовать высшее сознание, говорит о том, что следует стремиться к Пустоте, как к высшему, и что следствием этого в относительном сознании является некое новое обогащение, возникающее по линиям естественной склонности индивидуального сознания.

Аналогичные мысли с предельной ясностью высказывает сегодня крупнейший философ и алхимик Джаммария. Процитируем его: «Герметическое Молчание - есть матрица «божественного лона» и суть то, что называется ментальной пустотой; состояние полной трансценденции феноменального и - следовательно - всякой двойственности, то есть пребывание за порогом, за пределами экзистенциальной лестницы, в положении, когда виртуальное может стать реальным: сила в действии - по ту сторону жалюзи Бога. ..      Молчание есть предвестник состояния сознания за пределами видимого и расширяет его границы в протяженности от множественного до единого; оно подобно прихожей для состояния единства, в котором не только вещи, но также образы исчезают с экрана ума, оставляя лишь один чистый экран. В Молчании лежит поле, что служит основой для другой реальности, которая может стать выздоровлением (Стр. 197 -198.) 

Вот как выражает эту истину Уилбер, один из основателей трансперсональной психологии: «Вы осознаете свое бытие всем пространством, безбрежным и открытым, и все, что возникает где-либо, возникает в вас, подобно духу, спонтанно... Когда человек снова открывает, что в самой своей сердцевине он един со Всем, он освобождается из плена времени, из плена всех волнений и беспокойств; он сбрасывает путы отчуждения и изолированного существования. Видя, что и он сам, и другие - это одно, он освобождается от страха жизни, видя, что бытие и небытие - это одно, он освобождается и от страха смерти». 

Гроф, крупнецший современный психолог и философ отмечает, что данное  переживание не имеет никакого конкретного содержания. Это отождествление с Космической пустотностью или небытием. Человек становится чистым сознанием, осознающим безусловное небытие и, в то же самое время, его неотъемлемую полноту. Космический вакуум - это также  и пленум (то есть пространство, заполненное веществом), так как, кажется, что ничто  в нем не отсутствует.

Характерно высказывание дона Хуана: «Когда воин научится останавливать внутренний диалог все становится возможным..» (Кастанеда, стр. 96, 

Интересно следующее близкое по смыслу сопоставление. Адепт дзэн Дзе (5 век) указывал, что человек, который исчерпал истину обширен и пуст. Он не оставляет следа. Все вещи созданы самим человеком. Тот, кто понимает, что все вещи – это он сам, - настоящий мудрец (по Кацуки). 

Гегель говорит о том, что в бесконечном суждении самосознание, предметность оказывается полностью снятой и сознание уходит к самому себе. Единичная самость воспринимается уже как чистое знание или всеобщее. Такое единство сознания и самосознания и есть, согласно Гегелю, искомое для дальнейшего постижения в понятиях.

Здесь следует сказать подробнее о формообразующей сущности, трактуемой нами как не персонифицированный архетип (Файнфельд, 2013). Отметим, что архетип - слово, которое использовал уже Филон Александрийский (1 век до н.э. - 1 век н.э.) (Джаммария). Согласно традиции архетипы - «принципиальные возможности», «неизменные сущности», «идеи», «универсалии» - своеобразные линии  энергии единого поля всякой возможности, проявляющие связь между принципом  и манифестацией. Понимание Юнга  несколько отличается от традиционной. В его понимании  истоком архетипов является наследственная структура мозга, хранительница импринтов истории,  то есть   заложенная в едином трансперсональном слое  матрица символических образов. Однако, как справедливо указывает Бурдхард, все философские дискуссии по этому поводу проистекают от смешивания архетипов, источников всего относительного познания, с их  ментальными отражениями, то есть чистыми, лишенными своей внутренней истины абстракциями. 

В нашем представлении формобразующая сущность, о которой мы уже упоминали (Файнфельд,20013) есть определенная неосознаваемая психическая структура, исторически сформировавшееся в процессе выделения индивидуумом себя из среды обитания. Речь идет о факторе установления границ, то есть  о механизме пространственно - временного восприятия. Данный архетип лежит в основе дуального сознании, сущность которого, сводится к противопоставлению себя объективному миру. Благодаря формообразующей сущности человек  взаимодействует с миром объектов, как данным извне, осознает себя в нем. Большая часть процессов био-социальной адаптации человека к окружающему миру происходит подобным образом. Обуславливая чувственный опыт, формообразующая сущность, как и любой архетип,  не дана эго - сознанию непосредственно. Однако этот архетип может быть доступен в сновидениях  и в определенном состоянии, когда внимание интенсивно концентрируется на субъектном полюсе сознания. В этом случае архетип может предстать в виде серой пористой, двигающейся стены,  как своеобразная матрица. Единое энергетическое поле, как бы проходит через «фильтр» экзистенциальной скорлупы, формируя относительность, то есть текучий и неопределенный характер вещей на земле.  Отождествление самосознания с эго-сознанием, состоящем из различных компонентов и подверженным процессам возникновения, роста и распада порождает бесконечное страдание. На этом основана вся  буддистская парадигма. Вообще любое материалистическое убеждение, согласно которому опыт сознания формируется исключительно миром объектов, нередко приводит к печальным последствиям. Вот, видимо, типичный пример формообразующей сущности, который приводит Эвола, цитируя «Великую Книгу Природы, где говорится о стене, за коей находится «Внутренний Человек», который происходит от «первичного небесного Человека, Адама», падшего в творение из глины и грязи, в каковом он «забыл все» (стр.97).  

Важно отметить, что формообразующая сущность в качестве механизма самоизоляции, формирует как сами понятия, так и их определенную схему -конструкцию. Сам по себе язык символичен: думать на языке - значит думать символами или понятиями, которые могут лишь указывать на подлинную реальность. Произвольно заученный языковый  каркас сужает сознание и воздвигает границы подлинному постижению, в котором воспринимаемое не фильтруется через лингвистический экран, существующий в мозге. Хорошо известно, что  если что-либо находится в сфере мышления, то есть превращено в понятие, то мыслить об этом независимо от самого мышления не представляется возможным. Мыслящий субъект познает не само чистое бытие, как таковое, но лишь понятие бытия, находясь лишь в пределах абстрактного мышления. Например, рождение и смерть есть только понятия. Согласно дзэн, освобождение от этих понятий -  освобождение от рождения и смерти. 

Фромм говорит о социально обусловленном фильтре, включая в него язык, логику, культуру. Однако, как мы видим, социальный фильтр во многом строится на биологической основе: в борьбе за выживание животное отделяет себя от другого,  человек же, благодаря формообразующей сущности формирует  бессознательное и отделяет себя и от него.  Хорошо известно, что для реализации высшего сознания существуют различные психотехники. Однако при всем их кажущемся различии они преследуют одну главную цель - замену различающего сознания единым, трансцендентальным  сознанием, то есть направлены так, или иначе, на  преодоление  формообразующей  сущности в различных ее проявлениях, важнейшим из которых является преодоление понятий, Установка сознания на реализацию пустоты, ментальной тишины, «прекращению внутреннего диалога», проявляет и концентрирует особое силовое поле или энергию не-дуальности, то есть  энергию принципа, не подчиненную становлению. При созерцательной практике необходим навык «обратного» созерцания или «чистого» взгляда. По мере углубления «обратного» созерцания хватка формообразующей сущности  исчезает слой за слоем, то есть  самосознание становится способным к восприятию и осознанию более тонкого опыта. Это ведет к постепенному слияние сознания с бессознательным и, в конечном итоге,  к отождествлению сознания и бытия. Отметим основные аспекты понятия буддистской пустоты:

1) Пустота внутреннего – отрицание абсолютного статуса субъекта; 

2) Пустота внешнего – отрицание абсолютного статуса объекта; 

3) Пустота внешне-внутреннего – отрицание возможности найти какую-либо абсолютную основу в самом субъектно-объектном отношении, если таковой основы не оказалось ни в одной из сторон, в нем участвующих;

4) Пустота пустоты - отрицание абсолютного статуса самой пустоты, которая, как и все остальное, не является опорой для конструирующего мышления, то есть не субстанциальна (по Терентьеву). 

Для реализации  высшего сознания в  этой классификации, по нашему мнению,  недостает метафорически выражаясь, пустоты «вертикальной», концентрация на которой способствует освобождению от формообразующей сущности, как понятия. Ясно, что вне понятийная основа, как единое сознание, требует своеобразной рационализации при попытках его  передачи, впрочем, всегда неполной, но служащей своеобразной «опорой» для медитации. 

В своей притче о пещере Платон отождествляет архетипы реальным объектам; однако эти объекты воспринимаются узниками пещеры только как тени. Выход из пещеры  Генон уподобляет высшей реализации - «третьему» рождению. В нашем представлении выход из пещеры - это осознание матричного кода формообразующей  сущности и освобождение от него. Иначе говоря, речь идет о взаимодействии с энергией, запечатленной в формообразующей сущности, то есть «превращению два в одно» или  подавлении закона дуальности «я» и «не - я», субъекта и объекта, внутреннего и внешнего, то есть дуальности обычного сознания. Таким образом, преобразующая личность психотехника, сводимая к  постижению и преодолению сознания, обусловленного формобразующей сущностью, ведет в ту область опыта, в котором взаимодействие самозознания и сознания единого происходит напрямую, за временем и пространством. Можно думать, что высшее сознание может быть проявляется при освобождении от формообразующей сущности.   

 

 

Литература

 

Буркхардт Титус. Введение в доктрину суфизма. Пер.с англ. Локман Н.П.Таганрог: Ирби, 2009.-144 с.

Гегель Г. В. Ф. Наука логики. – В 3 Т. – М.: Мысль, 1970 – 1972.  

Генон Р. Великая триада. Пер с фр.: Т. Б. Любимова. -М.: Беловодье, 2010.- 224 с.

Гроф С. Надличностное видение: Целительные возможности необычных состояний сознания / С. Гроф; Пер. с англ. С Офертаса; Под общ. Ред. В. Майкова. - М.:ООО «Издательство АСТ»и др.,2002. - 237 с.

Джаммария. Эта неизвестная Алхимия. - Воронеж: ТЕРРА ФОЛИАТА, 2014. -  256

 Кастанеда Карлос. Сказки о силе, Второе кольцо силы. Пер. с англ. - К.: «София», Ltd., 1992. - 608 с.

Кацуки С. Практика Дзэн. – В кн.: Дзэн-Буддизм. Судзуки Д. Основы Дзэн-Буддизма Кацуки С. Практика Дзэн. Пер. с англ. Биштек.: МП «Одиссей». Гл. ред. К Э, 1993. - 672 с.

Меррел Вольф Ф. Пути в иные измерения. - К.: «София», 1993. - 384 с.

Сатпрем. Шри Ауробиндо или Путешествие сознания. - Пер. с фр. А.И. Шевченко, В.Г. Баранова. Изд-во "Алетейя", АО "Комплект", СПБ., 1992. - 328 с.

Терентьев А.А. «Сутра сердца праджня парамиты» и ее место в истории буддийской философии. В Кн.: «Буддизм: История и культура». - М.: Изд-во «Наука». Гл. ред. вост. лит., 1989. - C. 4-21.

Трунгпа Чогьям. Преодоление духовного материализма. Миф свободы и путь медитации. Шамбала. Священный путь воина. - Пер. с англ. К.: “София”, 1993. - 512 с.

Шри Рамана Махарши: Весть Истины и Прямой Путь к Себе/ Пер. с англ. О.М. Могилевера: Под ред. Н. Сутары. - Л. - Тируваннамалай: Шри Рамана - шрам, 1991. - 190 с.

Файнфельд И.А.    Трансформация сознания в  даосизме// Европ. ж-л  социал. наук. - М.: Международный исслед. и - тут, 2013 - Т. 1. - 11 (38) - с. 8 - 14.

Файнфельд И.А.   Динамика сатори в дзэн-буддизме // Европ. ж-л  социал. наук. - М.: Международный исслед. и - тут, 2013 - Т. 1. - 9 (36) - с. 27 - 30.

 Фромм Э. Дзэн - буддизм и психоанализ: (пер. с англ.) / Эрих Фромм. - М.:АСТ: Астрель, .2011. - 155  (Философия. Психология). 

Уилбер К. Высшее состояние сознания. В. кн.: Что такое просветление? Под ред. Джона Уайта. Пер. с англ. М.: Изд-во Трансперсонального Института, 1996, C. 264 -280

Эвола, Юлиус  Герметическая традиция. - Москва-Воронеж: ТЕРРА ФОЛИАТА, 2010. - 288 с.

 Юнг К. Г. Психологические типы. – Пер. с англ. Мн.: ООО «Харвест», 2003. – 528 с.