Рецензия на книгу «Внутриутробная жизнь капитана Серого» (Книга 1)

Рецензия на книгу

«Внутриутробная жизнь капитана Серого» (Книга 1)

 

Жизнь в Утробии и вне её

 

Прочел интересную книжку, обозначенную как «медитативная повесть», от которой «лопается скорлупа земного ума, трещит эго» (Знакомый голос: с.98). Сразу отмечу, что по филологическим канонам повесть — это литературное повествовательное произведение (повествование) о последовательном ходе каких-нибудь событий, о чем-нибудь свершившемся. В этом смысле прочитанное — не повесть, здесь ничего последовательно не совершается, а реальные события и люди вообще отсутствуют. В данном случае совершилось только одно - публикация произведения под названием «Внутриутробная жизнь капитана Серого» (Москва, 2008). Произведение, в котором изложены медитации (умственные действия) автора — Игоря Файнфельда, познакомиться (промедитировать?) с которыми он приглашает читателя. 

По мнению индийского философа Ошо медитация — это нецеленаправленное состояние ума. Автор «внутриутробной жизни...» блестяще владеет этой психотехникой. Содержание описанных в книге медитаций невозможно придумать специально. Оно должно приходить из другого (тонкого?) мира и не может быть запрограммировано заранее. Это трансцендентальная, запредельная, априорная форма познания. Фиксация в письменной речи содержания этих медитаций — область психографики необычных (нецеленаправленных), а потому для «нормального» читателя сюрреалистичных и парадоксальных состояний сознания.

Ловлю себя на мысли, что попытка поиска смысла в содержании прочитанного текста — бесплодна, и выход только один — прямое восприятие написанного, без интерпретации. Читателю предлагается включить воображение на полную катушку, ничем его не ограничивая. Замечательно. Эту игру, это условие, нужно принять сразу, безоговорочно. Вы приняли условия игры? Тогда мы идём к вам. Ожидаемые эффекты: смех до колик в животе над ситуациями и авторской лексикой, размышления (медитации), любование изяществом мысли автора, восторг глюками «персонажей», а «глючат» все и, в первую очередь, главный «герой» - капитан Серый. Любое эмоциональное состояние допускается, кроме одного — критики, так как любая «критика» написанного — это неконтролируемая глупость читающего. Позиция автора данной статьи противоположна — контролируемая глупость любой ситуации в «жизни» описанных сущностей. Позиция автора книги о «внутриутробных», не родившихся в свом реальном Я существах (псевдочеловеках) — позиция не пловца в океане понятий, а птицы, которая видит всё сразу с высоты своего полёта. В этом произведении нет людей, нет личностей, нет имён, есть клички (капитан Серый, философ Мурлонов, яйцеклетка Наташа; Пепчик, Пецак, Тлятля, Витля, Пендос, Хвост-Лица, Проглядь, Хомо Казеникус, Стулов-Чернихидзе, Бреус, Абсурд Хаосович, Понц, Грин и др.), а значит можно всё, любое внежанровое течение мысли без давления на сознание понятий и семантики (смысла слов и словосочетаний) — ничем не ограниченный текст, как океан, у которого нет берегов и островов — понятий. Пересказать текст «своими словами» невозможно — пропадёт всё, вся живая ткань написанного. Это всё равно, что поэзию пересказывать (ретранслировать) прозой. Только беспонятийная основа сознания может воспринять этот текст: «Неужели никто не проник в беспонятийную основу сознания и не сделала её ясной и устойчивой?» (Старик: с.16).

Предлагаемое чтиво - гимн Пустоте (Утробии)! Автор не даёт ответов ни на какие вопросы, страдания и поиски существ, «населяющих» Утробию. А страдают все, не имея надежды на рождение — приобретение собственного реального Я, рождение в духе. Эту задачу он не ставит, даже «пригласив» в текст восточных мудрецов. Лао-цзы: каждый должен найти свой путь к просветлению, к Дао. Человек -Дао живёт в вечности, в совершенной гармонии, в свете Духа (с.62). Будда: найдите свой путь, посвятив этому жизнь... просветление придёт (с.62). Моралист Конфуций: нужно избрать местопребыванием — милосердие, дорогой — праведность одеждой — пристойность, обаянием — верность (с.63).

Стало яснее как надо жить и какой выбрать путь для рождения своего истинного Я? Мне не стало. А вам? Ясно только одно: «Кто способен видеть невидимое кажется сумасшедшим. Но сумасшедшие поистине те, кто не в силах отбросить своё рассудочное разумение. Подлинное безумие человека в том, что он свою космичность, духовность пытается приравнять к рассудку. Бездуховность — безумие. Деятельность без духа — деятельность человека безумного, со всеми вытекающими отсюда последствиями» (Карлик: с.58). «Подлинное я человека — это дух» (Серый: с.58).

И всё же - в чём главная мысль (идея) описанных медитаций? Сразу понимаешь, что каждый читатель определит её по своему.

А у меня получилось вот что (не охватывая всех «аспектов»). «Красные линии» отчаянно-забавных, на пределе воображения, внешне парадоксальных (Лао-Цзы: истинные слова кажутся парадоксальными...) медитаций автора книги направляют мысль на:

1. Поиск истинного, духовного «Я».

В каждом человеке («псевдочеловеке») живёт много существ, душ, жизней и иллюзий жизни. В этом смысле все мы псевдочеловеки, следовательно ещё не рожденные, находящиеся в Утробии. Серый: «Сознание я отделяет меня от мира и себя самого. Но я — это совсем не то я, которое мной понимается. То я, которое я принимаю за я, - иллюзия, псевдочеловек, пытающийся навязать свою программу. Проживает псевдочеловек, умирает, иногда понимая — не жил». Все сущности Утробии хотят «счастья самообретения и самопостижения». Все хотят родиться, став реальностью. Главный призыв автора: «Собой беременные люди саморождайтесь!». А вот позиция автора книги: прозревший (саморождённый, т.е. реальный) человек должен обладать следующими качествами: в его сознании пульсирует Вечность; он — носитель счастья самообретения и самопостижения; его сознание содержит в себе Вселенную и любит её, сердце Вселенной стучит в его сердце.

2. Бунт против понятийного сознания.

«Понятие ученого всё объясняло химическими и физическими законами. Понятие искусства смеялось над этим, объясняя мир по-своему, а понятие сознания смеялось над ними. Понятие мечты мечтало, тоски — тосковало, мысли — мыслило... Понятие женщины плыло на свидание с понятием мужчины. Приблизившись, одно протянуло другому понятие цветы. Они отправились в понятие театра...». Над этим можно хохотать бесконечно — число понятий стремиться к бесконечности, не вмещаясь в пухлые словари. Социум — это совокупность персонифицированных понятий, с помощью которых строится описание мира. Личности — носители и, очень редко, — творцы понятий (слэнгов), добавляющих штрихи к описанию мира. В конце концов, блатной жаргон — это тоже описание мира для общения определённых «личностей». «Понятия наклеены на пустоту, - думал Серый, - Чтобы прозреть, надо слить внешнюю пустоту с внутренней, осознать свою пустотность. Мне следует чувствовать, мыслить, искать из пустоты, из основы, из Утробии. Пустота может говорить особым молчанием — утробным. Нужны такие сомолчальники, которыми молчит сама Утробия» (с.79).

3. Бунт против паразитарного сознания.

«Гигантским усилием воли следует преобразовать паразита в симбионта, перейти от паразитарного образа жизни к симбиозу с Вселенной» (с.69).

Отметим сразу, что в «симбиозе» со Вселенной находится всё: и биологические и не биологические сущности. Вселенная — это и есть составляющие её биологические и абиологические сущности.

Серый: «- Если не смогу родиться, то я — паразит и, исчезнув, очищу землю. А если рожусь, то высшее Я станет мной. Выходит, гибнут лишь паразиты, а пробудившиеся живут вечно, понятно, в иных сферах. Паразиты же возвращаются, реинкарнируют, пока не раскроют в себе мир с другой стороны. Родство и единство наших спин — истина, которую не понять фронтально-усеченным умом. Ценно лишь то, что невидимо, ибо этой невидимостью утверждает себя подлинная видимость» (с.70).

Есть в «повести» и философская лирика. Монолог «Мысли, мысли! Как гоголевская тройка скользите вы по поверхности, несётесь, исчезаете, лопаетесь, как воздушные пузыри на воде...» - прекрасен своей тонкостью и глубиной (с.71). Этот фрагмент можно учить наизусть.

В философском плане центральный раздел - «Сноявь вторая». Здесь царствует процесс, который всегда ноуменален. В центре — философствующий Грин. Вот примеры:

Что есть нереализованный человек перед уходом? Самоабортированная сущность, которую теперь абортирует жизнь... Самобрак, самослияние, обретение философского камня, зачатие в себе человека самовселенского, рождение его, то есть самого себя и отбрасывание последа — ветхой личности эго... Зачатие и физические роды в основе своей имеют глубокую потребность родить свою трансцендентальную сущность, подлинное Я. Инстинкт саморождения вуалируется инстинктом размножения. Каждый беременен собой, а беременная женщина — двойней — собой и плодом... В каждом человеке существует двойник антипод, живущий вне пространства и времени — ноумен, сфера вне сфер, Искра Божья. Пока человек не соединится с двойником, и пока двойник не станет человеком, человек — самоабортированная сущность.

В принципе медитативные сущности книги - добрые существа, не агрессивные. Все страдают, ищут, спорят обсуждают и рассуждают. «Не надо враждовать. Давайте любить друг друга. Жизнь охватывает всё!»

В целом «повесть», как мне показалось, - медитация о любви к Истине…, о которой никто не говорит «в лоб», прямым текстом. А если читатель ищет в книге именно откровения о Пути к Истине, Реальности (Яви), Жизни, рецепты бытия, то

Здесь явь ухватом не возьмёшь -

В «могилу жизни» попадёшь...

И «обменталиться» захочешь,

И диким смехом захохочешь.

Здесь нет ментального аспекта,

Здесь всё «за гранью интеллекта»

 Я убедил вас прочитать и перечитать «внутриутробную жизнь...»? Да? Тогда начнём всё сначала, с комнаты смеха Утробии. Итак, «сперматозоид духа не смог оплодотворить яйцеклетку Наташу», а «Генералу Белому сообщили: бежала Потухшая утроба...».

 

// Литературный альманах "Спутник". Москва, 2011. № 1. С. 126-129.