Тайна третьей силы.- М.: Издательство "Спутник+", 2016. - 126 с.

 

УДК 821.161.1-1

ББК 84(2=411.2)6-5

Ф 17

ISBN 978-5-9973-3959-3

 

И.А. Файнфельд

 

Тайна третьей силы

 

Предисловие

Вошел наружу- внутрь себя,

Во мне и Небо, и Земля!

 

Эта книжка продолжает или предвосхищает предыдущие. Она ни о чем и потому обо всем. Здесь нет и намека на логику присутствия, как и логику отсутствия. В ней говорится не о том, о чем  написано, и потому именно об этом. Поскольку в ней нет смысла, то нет и его  ограничений. Это Слово - Субъект, который никогда не  становится объектом! Но это отсутствующее в своем присутствии Слово - Субъект найдется потерей в бесконечных в своей конечности повторах, которые  только кажутся таковыми; а кажимость в самой себе исключает любые повторы. Одни и те же персонажи,  совсем не одни и те же, а игра понятий нужна для того, чтобы разбить ментальную схему и отбросить программу, порождаемую чувственным восприятием и основанными на нем абстракциями, как единственно возможную.  В конечном итоге, выброс понятий - главное условие ментальной тишины, необходимой для самопроявления.   После депрограммирования возникнут новые понятия, а прежние обретут трансцендентную основу.

«Если кто считает себя объектом, то он труп!» - донесся до слуха внутренний голос. На мгновенье я закрыл глаза и увидел как старые, престарые молокососы, тяжело больные био-социальным расщеплением, читают эти записки, причмокивая губами, ничего  не постигая  из-за полного отсутствия единственно доступной им пищи - здравого смысла. Полезная бесполезность чужда заскорузлому, фрагментированному уму. Но человеку, уставшему от самого себя, точнее от того, кого он принимает за самого себя, требуется межпользие самопознания.

Камеру хранения эмоционально-ментального хлама эти записки не пополнят, но могут помочь освободиться от разрушающих иллюзий.  Они не для слабых. Слабые, сильные в перспективе, при желании с ними справятся. Тому же, кто  продолжает ночные сны дневными и не желает проснуться, они противопоказаны. Но каждому свое. Каждому своя медитация, антисон и антиявь. Когда отпадает привычный способ функционирования психики и начинает осознаваться вне-пространственная и вне-временная основа, открываются иные пути.

Расширив сон до яви, а явь – до сна, уйдут понятия и не-локальное сознание, между жизнью и смертью, проявит себя зеркальным блеском чистого, перевернутого самоотражения. И человек, развернувший его обратно, проломится всей своей небесной силой из ментального гроба к  подлинной свободе.

 

Пролог

 

Я-Ты-Он стоял самом центре Вселенной, наблюдая исчезающую пляску времени в отсыхающих руках пространства. В возникающей чистоте были видны извилины Вселенского мозга, в глубине которого пульсировало сердце. И сквозь каждую извилину медленно проступали лики различных миров, в открытых ртах которых открывались тексты врезанные кровавыми буквами в костяную ткань всеведения. И  сквозь поры букв, неудержимо стремящееся к самопрочтению и самопостижению, проходило неизъяснимое.

Часть первая

Квантовый человек

 

Глава первая

В глубине  соития

 

Утром, открыв глаза, эмбриолог Лев Дефлоратов ужаснулся, увидев на руках и ногах черную шерсть. Не помня себя, он вывернулся наизнанку, представ волком. И тут же в волчьем обличье, вывернулся, представ   человеком. Так продолжалось несколько минут. Лев не понимал - либо он волк, отождествивший себя с человеком, либо человек, отождествивший себя с волком.

- Я превратился в ликантропа или во мне проявился волчий архетип?

- Ни то, ни это! Онтогенез - филогенез - духогенез. Ты осознал проявление в себе силы  зверя и силы человека. В их слиянии  заключена тайна третьей силы - исток пути Мутанта. Раскроешь тайну, отождествившись с силой - будешь жить, нет - она уничтожит тебя! - донеслось до сознания. Лев приободрился, шерсть росла внутрь.

- Пока ты волк  и человек - почти, то  можешь оплодотворить существо, в ком слиты волчица и  женщина - почти.

- Но что это «почти»? - спросил себя Лев.

- То, что мешает тебе проломиться за говорящего волка и отождествиться с оплодотворяющей силой Принципа, -   прозвучало в ответ.

Лев погрузился в бездонный светлеющий лабиринт между сном и явью. Осознавая себя первым сперматозоидом, созерцающим свой бессмертный путь, он, в то же время, ощущал себя неизменной  сущностью,   созерцающей путь созерцания. Однако, несмотря на это, волчий сперматозоид несколько раз вставал перед его глазами.

***

 

Спустя несколько дней Лев увидел жгучую брюнетку в зоопарке. Незнакомка улыбнулась, сверкнула глазами, призывно махнула  черным веером, сложила его и перед его лицом мелькнул волчий хвост.

Понравившись и доверившись друг другу, они разговорились. Эльвира Волковая переживала мучительную трагедию овогенеза.  Яйцеклетки ее были волчьими.  Лев оскалил зубы, намереваясь поведать ей  свою тайну. «Не нужно, я знаю!» - услышал он голос молчащей  Эльвиры.

Они остановились у клетки - матерый волк и Эльвира пристально вгляделись друг в друга. «Подлинный символ мужского начала», - подумала Эльвира. Она взглянула на Льва и он  понял - его сравнивают с волком. Он тут же предложил ей лапу и сердце. Эльвира согласилась.

На следующий день, придя в зоопарк, Лев всмотрелся  в волка и сквозь его голову вошел в волчье царство. Там обитали его близкие родственники во главе с Эльвирой.  Возвратившись домой, Лев почувствовал себя волком, которого преследует человек. Он закрыл глаза. Сверхволк,  перепрыгнув через человека, на миг отлился  сверхчеловеком- волком.

***

 

Вскоре  Эльвира  забеременела. Она стала водить мужа в зоопарк. У знакомой клетки волк и жена всегда с интересом разглядывали друг друга. Льву казалось, что  беременность - следствие соития их  взглядов. Реальность убедила его в этом. Проснувшись ночью, он увидел, как жена в глубоком сне держит его черные длинные уши и  кусает за невидимый хвост.

***

 

Утром Эльвира, собираясь в зоопарк, предложила мужу остаться дома и приготовить к обеду кровавый бифштекс. Он согласился, но тайно пошел за ней. В зоопарке началось кормление. Лев подкрался к клетке  волка и услышал, как стоящая на четвереньках жена, тихо подвывая, жует кусок сырого мяса, взятого ею из лап волка.

У клетки - служебная дверь. Лев раскрыл ее и вошел в зеркальный зверинец.  Звери висели на стенах, проявляясь его отражениями. В одном из зеркал он отражался  в форме волка, в другом - тигра, в третьем -  крысы. В последнем зеркале  он увидел отражение огромного, сильного льва.

- Вот мое истинное отражение! - сверкнуло в голове.  Отражения, отражаясь друг в друге, слились в одну  многослойную дверь, охраняемую свирепым отражением лярвы.

- Внутреннее разрушающее отражение эго - страж моих пределов, формообразующая сущность. Ее следует сделать союзником - входными воротами в самого себя! Для этого мне нужно осознать вибрации сознания  и слиться с ними, то есть соединить сознание с его осознанием в единой вибрации - спанде. Видимо сознание и его потребность осознании себя проявляется тягой к их сближению, Но сначала сознание должно осознанно проявить это стремление. Разверну, сокрушу стража, пройду насквозь, иначе останусь лярвой в любом, даже в львином отражении, третьего не дано, моя вибрация должна стать более тонкой, - развернувшись, осознал Лев.  Услышав его мысли, лярва дико захохотала и яростно набросилась на него, пытаясь схватить за горло острыми зубами его внутреннего отражения.

- Не возьмешь! - думал он, теряя то, что ранее считал сознанием и обретая невиданную прежде взрывную силу подлинного отражения.  Отражение  лярвы сползло с самого себя и скрылось в глубинах висящих в воздухе отражений. Лев уперся лбом в дверь, распахнул ее и вошел в небольшой зал, на противоположных стенах которого висели два больших зеркала слитых со своими отражениями в центре зала. Он заглянул в одно из них и отразился  в образе Евы, а из другого зеркала на него смотрел отраженный образ Адама. Вскоре  два отраженных образа слились в один.  На него смотрел Воин.

- Архетипы, энергетические сгустки отражаются во мне, а я в них, мы неразличимы, - понял Лев. - Но я раскрыл только  дверь! Мгновенно он очутился в своих глубинах внутри отражения Вселенной. Облик  его самоотражения представал отражениями всех отраженных вещей.

- Это отражения материальных вещей, которые в их отраженных формах, я воспринимаю как самоотражения.  Но как пройти вглубь, за видимость этих отражений?  На миг исчезли все отражения, отражающего не было. Лев всмотрелся в висящее перед ним зеркало. Из  его отражающего взгляда смотрели глаза отца и сквозь них единый. пронзительный взгляд неисчислимого ряда предков.  И стал Лев отражением этого взгляда. Они были его отражением, а он отражением этого взгляда. Вскоре слились два отражения в одно, но Лев был между ними.

- Ничто не уходит, а становится составной частью отражения, - думал он. -  С какой же из этих частей я смогу отождествиться. Если лишь со своим теперешним, телесным отражением, то я слеп. Погружаясь в глубины отражения, я прохожу  путь своих предков и могу постичь то, что каждый из них созерцал, глядя в свое отражение - телесное  или отражение без отражения, то есть свою сущность, высшее Я. Узрев свое изначальное отражение без отражения, я смогу отождествиться с ним и после этого смотреть в свои отражения в каждом существе, который уже  будет твориться мной для феноменального опыта в надежде, что каждый из них осознает свою ноуменальность, то есть себя в самом себе. Лев вспомнил старые строки:

 

          Мной дышало мое отраженье,

          Я дышал  отраженьем своим,

          Отраженье вошло в отраженье,

           И небесное стало земным.

 

***

 

Лев возвратился к клетке волка. Жена, не заметив его отсутствия,  доедала кровавый кусок. Кровавые понятия рвали его душу на части. Его преследовала волосатая кровь. Она то заполняла все окружающее пространство и становилась вселенской, то сжималась в плотную кристаллическую каплю. Казалось - кровь поглотит его, растворит в своих глубинах; представлялось, что ее длинные, жесткие волосы задушат его. Вдруг кровь начала танцевать. Кровавый танец наполнял его холодным ужасом.

- Постигни нутро самой крови! - донеслось до сознания. - Пусть заговорит оно! Мучительно пытаясь осознать эту стадию эмбриогенеза, Лев полностью растворился в собственной крови и вышел из родовых путей. Навстречу кровавым шагом брела Волковая. Сквозь волчьи глаза пристально смотрела на него кровь человека

 

Кровь  втекает в кровь вселенной,

И кровавые миры

В этой бездне сокровенной

Строят правила игры.

 

Глава  вторая

 

Наркоманы

 

Летом супруги приехала в деревню к  другу - архитектору Михаилу Нездилову. Ночью они вышли на крыльцо.  Взглянув на небо, Эльвира испугалась, ей показалось, что звездное небо – вечное и безмерное - раздавит ее.

-  Указующий символ на движение, направленное вверх! - созерцая небесный свод, проговорил Михаил. - Созвездия внутреннего неба мелькнули пред твоим световым взором!

- Не понимаю, чем вызван мой страх, - тревожно произнесла Эльвира.

- Это страх отчуждения, - ответил архитектор, явно стараясь успокоить и объяснить подруге причины ее страха. - Ты захвачена кажимостью и не ориентирована в собственном мире, не прижилась и не породнилась с ним. 

- От чего это зависит? - спросил Лев.

- От одной - единственной точки: точки ориентации, полярной звезды или небесного полюса - порога и входной двери в инобытие. Ваше восприятие мира разворачивается горизонтально, не дополняясь измерением вертикальным - снизу вверх, от надира к зениту. Если постичь «вертикальное» измерение своего присутствия,  то обретут подлинный смысл и измерения горизонтальные. Иллюзия отдельности порождает страх.

- Понятия смерти и жизни порождают чувство страха? - спросила Эльвира.

- Полу-понятия - следствие полу-сознания, в коем уход из кажимости означен смертью. Небо стихийно проявилось в тебе и ты испугалась, что не сможешь сознательно закрепить  его в себе. Когда за гранью видимости предстала вечность, то страх не доживания охватил полу-существо, которое считает тебя собой, а ты его считаешь собой.

- Почему не доживания? Ты ведь не разумеешь болезни или беды?

- Речь о другом. Ты сознательно воспринимаешь только внешнее, а внутреннее восприятие - предсознательно. По сей причине смотришь ты полу-глазами, слушаешь полу-ушами и, понятно, имеешь полу-сознание, оперирующее полу-понятиями. Для их носителей смерть и жизнь - полу-понятия. Такому сознанию недоступна целостность понятий, хотя даже и от них, в конечном итоге, следует освобождаться.

- Не понимаю! - тревожно произнес Лев.

- У вас тяжелая наркотическая зависимость.

- Но я никогда не употребляла наркотиков! - удивилась Эльвира.

- И я тоже! - воскликнул Лев.

- Наркотики не всегда химические вещества. Использование полу-понятий ведет к тяжелой болезни. Полу-понятийная наркотическая зависимость требует их постоянного употребления, ведущего к мнимому пониманию и его защиты. Отсюда все социальные микро и макро катастрофы.  Смесь полу-понятий - самый опасный наркотик, полностью лишающий человека свободы.

- Социальное воспитание формирует наркоманов?

- Если воспитание ограничивается дуальным сознанием, то есть полу-сознанием, то, конечно, да.  В этом заключается опасность, приводящая, как вы понимаете, к разрушению человека в среде и среды в человеке.  Постепенно освобождайтесь от полу-понятий, заставьте полу-сознание высветить  вторую, сокрытую половину и сумейте сосредоточиться  на ней. Работайте в полный накал, используя цельные понятия. В дальнейшем, как вы помните, и от них нужно освободиться.

- Нам очень важно то, что ты сказал! Объясни проще. Не бойся повторов, - попросила Эльвира.

- Не реализованный человек, проживает в физическом мире половину срока в связи с природной обреченностью чувств и обычного сознания концентрироваться на внешней половине, - продолжал Нездилов. - Внутренняя же половина чувств и сознания латентна. Активны лишь полу-чувства и полу-сознание. Концентрация внимания на безобъектном сознании - единственная возможность подлинного постижения.  Сознание и жизнь - одно. Изменяя сознание - вы полу-жизнь трансформируете в жизнь.

- Выходит страх, как полу-понятие полу-рожденного существа охватил меня? - спросила  Эльвира.

- Полу-понятие смерти  - выталкивает твое сознание в полу-смерть, а понятие полу-жизни - в полу-жизнь. Но ты не постигаешь ни энергии  смерти, ни противоположной ей энергии жизни, как проявлений энергии вечного, неизменного принципа. Но даже целостное понятие, охватывающее полу-смерть и полу-жизнь в единстве, превосходит их. В этом случае сознание и существование радикально меняются,  - проговорил архитектор и продолжил:

- В обусловленном человеке сокрытая от его внимания половина психики, протестуя против насилия и взывая к целостности, проявляется различными расстройствами, кризисами и физической смертью от не реализации. В золотой век люди не отличали сознания от бытия и срок земной жизни определяли сами.

- Но почему мы таковы? - поинтересовался Лев.

- Когда человек осознавал себя андрогином, сперматозоид и яйцеклетка были неразделимы. Андрогенез продолжался и после выхода андрогина на подлинный свет из космической утробы. Космос тоже был андрогином - проекцией видящего. Так Принцип смотрел на самого себя. Но далее произошло мнимое расщепление на «Я» и «не-Я» и, соответственно, мнимое размножение. Постигнете - ваше разделение мнимое. Сперматозоид символизирует Солнце, Солнце символизирует Принцип принципов или Дух. Яйцеклетка символизирует Луну, Луна - Вселенскую Душу. Обычное зачатие - символ высшего зачатия. Соитие символов в сознании - микрокосме, который содержит себе макрокосм, приведет  к рождению Сердца - Младенца, Вселенского Андрогина. Андрогин символизирует третью силу - единения, в которой слиты в одно сила проявления и сила возврата в непроявленность, - говорил архитектор. - Обычное же сознание раздвоено на субъект и объект и, следовательно, потенциально  -  шизофренично, то есть  всегда может расколоться на бессвязные между собой куски.  При этом  какое-либо понимание одним шизоидом или шизофреником другого, такого же, как он сам, совершенно невозможно. «Я» - субъект пытается понять  себя и других  людей, как объекты. Но все мы субъекты - отражения Принципа. Понимание этого - ключ от дверей, за которыми преодолевается расщепленность обычного сознания. Небо всегда слито с землей, но вы находитесь в тяжелой иллюзии разрыва. Для людей, в сознании которых небо слито  с землей, наличествует цельный мир, хотя преобладает небо. В  расщепленном сознании преобладает земля. И те, и другие воспринимают символику окружающего, но у одних в глазах больше неба, у других - земли. Внешне они  не отличаются друг от друга, но их сознание настолько разное, что земные не понимая небесных, смеются над ними, считая их сумасшедшими. Небесных людей очень мало, они с трудом  понимают земных, но иногда сочетаются с ними. Так возникают  гибриды,  живущие между небом и землей.

- Ты хочешь сказать, что с раннего детства воспитанием разрушается целостность сознания и формируется его    двойственность, то есть потенциальная основа для последующего расщепления? - после небольшой паузы спросила Эльвира

- Да, я уже сказал об этом. - отвечал Михаил. - Нужна  полная трансформация расщепленного существа в цельного человека. Для этого следует,  освободившись от полу-понятий, интуитивно постичь единую всеобщую основу - не-локальность.  Тогда станет ясно, что познание другого -  познание самого себя. Иначе говоря, необходима реализация познания путем тождества - представленная в различных  традициях.  Здесь речь идет о духовной шизофрении, которая в отличие от патологии. заключается в способности  обладания сознательностью на двух уровнях одновременно - на уровне физическом и духовном, Таким способом адепт возвышается над собой и расчленяется на две личности, причем обе - с «открытыми глазами», обретая «способность способностей», которая состоит в «соединении Неба с Землей». Это одновременное восприятие двух полюсов, то есть индивид в один и тот же момент печален и весел, спокоен и возбужден, испытывает притягивание и отталкивание, жизнь и смерть. Но это не среднее состояние, без разграничения. Наоборот, оно порождает абсолютное понимание и «прочувствование» каждого из названных ощущений при отсутствии отрицательных отзвуков, порождающих противоположности - добро и зло.

- Как же в этой связи понимать психопатологию? - спросил Лев.

- Все психотические симптомы, я не говоря сейчас об органике, - символы не адекватной реализации, то есть   попытки преодоления дихотомии обычного сознания, но стихийно, без подготовки, без должного осознания цели.  

- Конкретно, как нам  выйти  из  тупика? - вновь просила озабоченная Эльвира.

- Отстранитесь от любых объектов, отбросьте давно сформировавшиеся привычки. Основа сознания  лежит за гранью времени и пространства.  Без  проявления в себе единого сознания, ваше  существование  может быть только мнимым. Только иллюзия может испытывать страх и даже попасть в сумасшедший дом, в котором лечащие иллюзии добавят к ней свои творения.

- Как же реализовать себя? - не мог понять  Лев. .

 - Ты это знаешь, но напомню. Сначала нужно освоить «обратное» созерцание, разворот обычного взгляда, - проговорил архитектор. - В этом самая простая сложность и самая сложная простота. Если смотреть «обратно», то остается только видение, как таковое, открывающее доступ прямому познанию вечного. Но этот взгляд нужно слить со своим обычным, природным взглядом. Так обретается «Око Духа», которое воспринимает мир вне мнимой разобщенности: «я – не-я». Поймите: Древо жизни врезано в ткань мозга ветвями-извилинами, отражающими свет, исходящий из просветленного сердца. Нужно учиться читать этот текст, постигая себя.

- Не совсем понимаю конечную цель обратного созерцания, как основы пробуждения, - задумчиво произнес Лев.

- Потому, что пользуешься относительным, пытаясь постичь абсолютное – это невозможно, эти вещи несовместимы, - отвечал архитектор. - Относительное скрывает абсолютное, но этим сокрытием помогает, существуя именно для этого. Цель такого созерцания – реализация абсолютного, не-локального  или квантового сознания, то есть встреча обычного сознания с квантовой самостью. Для меня обратное созерцание отличается от чувственного созерцания своей «вертикальной» направленностью. Иначе говоря, постижением «глубины», или выходом в четвертое измерение, то есть за пределы феноменального мира. Символ четвертого измерения – символ Высшего сознания. Это максимальная степень свободы. Интеллектуальное созерцание, в конечном итоге, не нуждается в объекте созерцания, в отличие от чувственного, всегда предполагающего изначальную дуальность. Думаю, созерцание становится интеллектуальным при инверсии внимания, точнее, сам разворот это и есть интеллектуальное созерцание. В моем понимании процесс раскрытия сознания выглядит так. Первый шаг – разворот обычного внимания и концентрация на безобъектном субъекте, дальнейшее углубление в него приводит к тотальной трансформации сознания, которое становится осознанным бытием. Это должно быть созерцание всеми нашими чувствами, всем существом. Подобную целостность созерцания ап. Павел назвал любовью. Такая же целостность обретается при дзэнской работе с коанами - парадоксальными задачами: необходимо, чтобы коан проник внутрь и изменил сознание. При такой реализации проявляется иное сознание.

В конечном итоге, нужно развернуть поток энергии-внимания внутрь, достичь середины и далее подниматься вверх по «глубине», то есть  – образовавшемуся стержню света (Платон его называл алмазным), который связывает небо и землю. В дальнейшем этот стержень превратится в точку, окончательно сливая небо и землю. Из сжатия этой энергии нулевых колебаний  и рождается человек тотальный, не ограниченный контуром своего тела, человек, освободившийся как от понятия протяженности, так и протяженности без его понятия, но  содержащий  в самом себе целый мир.

- Срединная точка – это дверь в сверхчувственную тотальность бытия? - уточнила Эльвира.

- Да, войди в нее и обрети целостность, - ответил архитектор. - Но в начале пути нужно преодолеть формообразующую сущность.

- Что это такое?

- Иллюзия, этикетка, сквозь которую вы смотрите на мир .

- Кажется, начинаю понимать! Я уже сталкивался с ней, - задумчиво проговорил Лев, вспоминая лярву.

- После оставления тела душа проходит сначала сквозь огромную черную воронку, которая, если  смотреть не входя,  предстает  огромным, втягивающим в себя, черным потоком, - говорил архитектор. - Но при жизни люди воспринимают эту воронку не напрямую, а  через изолированные щели, то есть формообразующую сущность, или основу обусловленного сознания, основу эго. Если эту сущность преодолеете при жизни тела, то сможете  миновать проход сквозь черную воронку при оставлении тела. Иными словами, умереть при жизни и этим попасть в свет, то есть соединить в одно  вторичный свет жизни с несотворенным светом вечности.

- Ты хочешь сказать, что мышление, основанное на чувственном восприятии и обобщении этого опыта является не единственным способом познания, что есть и другой способ познания, результаты которого следует соединить с чувственным способом познания. Правильно ли я поняла твои слова? - спросила Эльвира.

- Да!  - уверенно произнес архитектор.

После слов Михаила, полного радости и неиссякаемого жизнелюбия, Эльвира устыдилась отождествления своей подлинной личности с эго-сознанием. Она, наконец, поняла, что, глядя на ночное небо, боялась существа, с которым отождествляла себя.

- Самого себя не боится лишь тот человек, который свое величие постигает духом, не упрощая, а отражая его через постоянно расширяющееся око своей души, ведущей к раскрытию «Ока Духа», - словно слыша ее мысли, с улыбкой произнес  Михаил. - Осознавайте овогенез и спермогенез, помня, что каждую из их стадий преследует  собственная тень,  - ответил архитектор. Эльвира глубоко задумалась.

- Не бойся вечности – это ты сама. Конечное проявляет бесконечное, а бесконечное проявляет конечное. Если сможете достичь концентрации «обратным» взглядом точки на их стыке – осознаете, что это и есть ваша подлинность. Как только прекратите мыслить из пространства своего тела, то весь окрестный мир перестанет подчиняться привычным условиям пространства. Вы считаете, что ходите животом вперед, но это ошибка видимости. Вы ходите спиной вперед, видя перед собой спину – землю, поддерживающую вас.  Живот – небо. Оно всегда внутри. Развернитесь! Осознайте: наружными сторонами люди живут в этом мире, а внутренними сторонами - под оболочками своих тел, слитых с оболочкой земли. Но это не подлинный мир. Глубже лежит единая небесная оболочка. Общение происходит на земле, под земной оболочкой и в глубине под оболочкой слитого между собой внутреннего и внешнего неба. «Нет двух небес, есть одно небо, разделенное надвое» - говорил Парацельс. - Я уже говорил о горизонтальном восприятии, вам  кажется, что вы воспринимаете и познаете мир, но вы воспринимаете и познаете лишь свои проекции, но этими проекциями, как ни странно, Принцип познает себя. Проекция и  познание этой проекции - это и есть самопознание, и это же самопознание Принципа. Только он познает себя в своих акциденциях.

- Как же нам развиваться? - задумалась Эльвира. 

- Все, что видите - обычное восприятие, но если перевернете  свое видение - это уже трансцендентальное восприятие; а если еще сможете войти внутрь каждой вещи, отождествившись с Принципом; а после вернуться  в проявленность, но без всякого возвращения. Иначе говоря, нужно этим переворотом нагрузить обычные чувства и ум до единицы, не наполовину - как обычно. Поверните свое лицо к самим  себе - своей воле - сознанию! Тогда обретете себя!

- Чего же достиг ты? - спросила Эльвира. - Поделись с нами.

Михаил задумался.

- Я раскрываю вторую половину своих чувств и хорошо ощущаю во всем своем существе первичную полевую основу, единое Сознание. Оно творит образы и отражает их в самом себе Мой обычный ум, с божьей помощью, сняв все фильтры, то есть формообразующую сущность сознательно сливается с ним. Раскрытие этого квантового или полевого сознания – главная цель моей жизни. Я знаю, что человек – это квантовое существо и его жизнь должна отражать эту основу. И чем полнее его отражение, тем оно жизненнее, ибо  подлинно отражает свои корни.

- Это все? Или ты можешь еще что-то сказать нам? - спросил Лев.

- Первопринцип ощущает себя во мне, - разъяснил архитектор. - Для меня это просто напряженность как таковая. Я отождествляюсь с ней и тогда эта напряженность (ее можно означить как сознание) ищет наиболее простые пути самораскрытия, то есть проявлением своей потенциальности в действии или рационализацией, или творчеством. И далее снова напряженность, возможно, более сильная и вновь ее раскрытие  по пути наименьшего сопротивления, то есть искажения. И вновь все повторяется. При пространственно-временном восприятии это обычное проявление и возврат в сокрытое, при более глубоком постижении - без видимого промежутка, - заключил архитектор. Однако его слова не удовлетворили супругов и архитектор изложил ключевые понятия - опоры своей алхимии:

- Не-локальность Поля-Сознания или Первопринципа транслируется нашим чувствам и сознанию как напряженность. Иными словами,  напряженность Поля может быть воспринята и, по возможности,  осознанна только формированием идентичной напряженности в себе - подобное познается подобным, то есть проявить в себе золотой початок. Далее, используя воображение, наделяющее определенным содержанием эту исходную напряженность, проникнуть в не-локальность, так как подлинное воображение вне времени и места, то есть  не-локально Другими словами, воображение должно сосредоточится на самом себе. Это, по сути, то же самое, что и  сосредоточение сознание на самом себе, выводящее  за пределы дуального сознания. Нужно высветить эту не-локальность, сосредоточить ее на самой себе. Любая локальность есть схлопывание иных вариантов. В конечном итоге, должно быть создано тело света, тело проявленной не-проявленности или не проявленной проявленности; тело между жизнью смертью, тело середины. Это означает отождествление с Принципом, с самой тонкой не вибрирующей творческой вибрацией - Спандой, не доступной обычным чувствам.  Лев внимательно следивший за рассуждениями архитектора, спросил:

- Видимо, напряженность - тупик для работы дуального сознания; перекрытие обычных каналов выхода энергии и, тем самым, возможность потока энергии по иным, латентным каналам - слияния с трансцендентальной реальностью. И здесь сначала идет раскрытие потенциальных возможностей воображения?

- Да, войди в свою напряженность, в свое открывающееся трансперсональное сознание, которое уже не становится  только твоим. Напряженность - это натяжение лука, твой самый мощный и надежный двигатель, психический заряд, тапас - «стремление вперед», «самовысиживание», точка, которая везде, между проявленным и не проявленным. Это сама себя преодолевающая сила преодоления. Воображение должно стать «телом» воображения. После ощущения- осознания целостности своей напряженности, ее следует разделить на наблюдателя и наблюдаемое, или на воображение и воображающего. Это выводит нас за рамки обычной, мнимой реальности. Напряженность, отражающая таковую Первопринципа, блокирует, как ты правильно заметил, дуальное сознание и служит началом выхода в трансперсональное состояние. Да, напряженность - это психический заряд, не-локальное воображение. Его цель - накопление энергии не-дуальности; переход к осознанию себя в микрокосме. Физик, наблюдая квантовую реальность, своим сознанием  схлопывает не-локальность, так как воспринимает ее в качестве объекта. Но если он раскрывает в себе квантовое сознание, его восприятие самого себя создает в обычной реальности иное проявление. В этом и заключается самопознание Принципа - квантового сознания в данной акциденции - физике. Однако, опять же, фиксацией своего постижения, то есть его локализацией физик схлопывает не-локальность - единственно подлинную реальность.

***

 

Супруги возвратились домой.

- С детства вас вталкивают в понятийный капкан и мы до конца воплощения пребываете в нем, думая, что это и есть жизнь, - говорил Лев. - Жизнь проживает нас, а не мы проживаем жизнь. - Наши ничего не описывающие описания есть описания «ничто». Лев чувствовал - нет ни того, что он пытается описать, ни средств для этого, ни его самого, пытающегося описывать. Это было описание не описания и наоборот. Длинные цепи описаний не описания душили его. Он хотел было забраться под них, освободиться от этих удушающе - мнимых описаний. Он начал сдирать со слов кожу их заскорузлых значений и, тем самым, выпускать слова на волю. И тут свободные слова без набившего оскомину содержания, словно вольные птицы стали влетать в его сердце. Вдруг перед ним мелькнуло ощипанное слово. Он вновь вспомнил лярву.

- Моя мнимая сущность? Нет, мысль, преодолевающая свое содержание, это то же, что и сама себя преодолевающая сила преодоления. Мысль исчезает в своем проявлении, то есть когда она обретает содержание или форму - акциденцию; она, исчезая в этой акциденции,  становится сокрытой для объектного сознания. Иначе, исчезает  основа такого сознания (форма) и мысль сама по себе не осознается. Сокрытие мысли в своем проявлении, то есть замена ее самим содержание, которое никак не эквивалентно самой мысли (чистой самой по себе). Нужно уловить поток мысли до ее оформления - предформенное мышление.

Эльвира внимательно слушала и после продолжительной паузы  заговорила:

- Если есть мир, то, конечно, есть и антимир как и материя и антиматерия. В мире есть человек, в антимире - античеловек.  -

- Конкретного человека? - уточнил Лев.

- Да, именно конкретного человека, если пребывать на относительном уровне, то есть соответствующем нашему обычному сознанию. Чтобы обрести целостность я ищу свое анти-я, но по ошибке в этом мире и в образе противоположного пола. Во мне противоположный пол представлен латентно, сокрыто и лишь косвенно проявляет себя. В моем античеловеке, анти-Я - наоборот.   Совокупление мужчины и женщины в этом мире, это нелепая попытка, иллюзия совокупления со своим анти-Я. В антимире наличествует зеркальное, перевернутое отражение этой иллюзии. От нелепых, мнимых совокуплений в этом мире рождаются мнимые дети, дети наоборот, антидети. В этом мире они дают антипотомство, производящее всевозможную антипродукцию, например, антиденьги. Это мир антипонятий, антиобразов, античувств, антимыслей. Но если понятийный мир слить с антипонятийным, антимиром, то получим андрогинный или целостный мир.  В конечном итоге, следует вибрации человека этого мира слить со ждущими нас  антивибрациями античеловека антимира, нашим вторым Я.

Эльвира замолчала.

- Но это ведь твоя понятийная реальность? - вновь уточнил Лев.

- Да.

- Что же нам делать?

- Проникнуть в беспонятийное пространство, в не-локальность.

- Как?

- Напряженностью воображения!

 

***

 

Супруги, погрузившись в глубокое созерцание, видели - черный утробоид с провалившемся, высохшим лицом хватает мягких безголовых мальков, острым длинным ногтем костлявого пальца протыкает каждому середину груди, вкалывает черную каплю и клеит свой зеркальный слепок. Мальки цепенеют и на миг становятся мертвыми. Красный утробоид хватает других мальков, вкалывает красную каплю и клеит свой зеркальный слепок. Торчащие вверх корни красного дерева пробивают свод черепа каждого из этих мальков, вершиной   упираясь в центр земли.

- Одних заражают смертью, других - жизнью! Нужна подлинная вакцина - укол Принципа! - поняла Эльвира. На миг черный и красный утробоиды слились в одно существо. - Продукт моей мысли. Без мысли нет объективации.  Образ творится умом и отражается в нем, - проговорила Эльвира.     

- Но и этот миг  - продукт твоей мысли. И я сам, и ты - продукты мысли. Без мысли ни тебя, ни меня  меня нет. И мы сами и все в нас -- самоутроба, - произнес Лев.

 

 

Глава третья

 

Снова у архитектора

 

После созерцания супруги посетили архитектора. Он был хорошо осведомлен об их поисках истины.

- Вселенская утроба - глиф, составной символ неизъяснимого, - заговорил он. - Духовные  родовые  пути символизируются обычными, физическими родовыми путями, которые есть в каждом говорящем животном. Если физическое рождение не постигается в качестве символа квантового или духовного рождения, то это - рождение смерти. Нужно проявить в себе истинные родовые  пути и осознанным соитием зачать человека, и пройти в нем весь путь трансформации.

-  Что это за пути? Как открыть их в себе? Как пойти по ним? Объясни! - попросил Лев.

- Это зазор-миг непрерывности в прерывном и прерывности в непрерывном, между проявленным и не-проявленным. Нужно осознать, что это одно и протащить себя, без всякого протаскивания в иное, которое всегда есть именно в тот миг, когда отсутствует. Родиться вне времени и пространства - вне этих понятийных скрепов, выйти из капкана, в который мы сами поймали себя. Тут нужен сверхчувственный и сверхразумный путь единого познания - овоспермогнозиса, сливающего в себе овогнозис и спермагнозис, - отвечала архитектор.  Он видел, что не ошибся в выборе супругов. Они понимали его все больше и больше.

Архитектор решил изложить им свое видение пути эмбрионального озарения или гипотезу сакрального  эмбриогенеза: 

- Паразитизм - глубинная основа человеческого сознания. У червей-паразитов есть специальные присоски для извлечения соков из хозяина. У животных и человека - органы чувств - паразитарные присоски для выкачивания информации из внешнего мира, как основы для более адекватного паразитарного поведения. Паразитарные присоски в процессе эволюции трансформировались в органы чувств. Точнее, синтез поступающей информации формирует на ее основе паразитарный рассудочный синтез, организуя, в свою очередь, соответствующее паразитарное поведение, как правило, неосознанное в этой своей основе. Заметим, что у человека это носит более глубокий характер т.к. становится как бы сознательно-бессознательным, в отличие от животных). Если это не изменить - гибель вида не минуема - человек находится паразитарном тупике, вынуждаемом его изменить сознание, условно на симбиотическое. Как в животном мире наблюдается этапы: паразитизм - комменсализм - мутуализм, так и в психической сфере необходимая эволюция, но уже полностью сознательная. Можно думать, что при психопатологии этот процесс идет, но стихийно, разрушая адаптационную сторону обычной психики). Началом этого процесса должен стать разворот внимания на 180 градусов и, не оставляя внешней ориентации (иначе адаптация к внешней, физической среде не возможна) для симбиотического единения (пока осознание симбиоза не обретет характер бытия все усилия тщетны, хотя и понятна условность этого т. к. все равно это в нашей психике, т.е. речь идет о сожительстве - симбиозе с самим собой, как и паразитизме и коменсализме). Но самое страшное - когда человек явно проявляет черты самопаразитизма по программам внешнего паразитизма, впрочем, иного и не может быть. При этом человек неосознанно ращепляет себя на внешнюю и внутреннюю части, паразитирующие друг на друге, разрушая самих себя. Но стоит осознать паразитарность своего обычного сознания - это уже будет измененное сознание (вообще, если подобное осознается подобным, то только осознав свою обычную паразитарную установку можно пытаться трансформировать ее. Иначе сознательный инсайт в паразитарную бессознательную основу). Главное - разворот внимания на субъект, что лишает его первого источника психического насыщения. Тотальное просветление - это сознательный симбиоз с с самим собой как со Вселенной, т.е сознание - бытие как единое. Мы уже говорили об «обратном» созерцании.

- Мне не совсем понятно! После долгой паузы произнесла Эльвира. Архитектор попытался изложить эти мысли, но несколько  по-иному:

- Эмбрион - это человекообразная паразитарная рыба. Она дышит и питается за счет матери. После перерезки пуповины и рождения воздуходышащего существа, рыба ныряет в глубинные воды его психики, сохраняя в памяти  весь путь онтогенеза - филогенеза. Она требует осознания.

- Это означает отождествление с эмбриогенезом. Как это сделать? - спросила Эльвира.

- При особой динамике обычного дыхания, проявляется внутриутробное дыхание и с ним   глубинная онтогенетическая память. При углублении в нее становится доступной вся динамика филогенеза,  то есть осознание всей тотальности существования, - разъяснил архитектор.

- Осознание онтогенеза - филогенеза - духогенеза - это и есть осознание Древа Жизни? - поинтересовался Лев.

- Да. Осознание мировой оси - второе рождение; отождествление с ней  - третье рождение - выход из комической пещеры.

- Это рождение бессмертной души, «миндальной косточки»? - уточнил Лев.

- Да. Вам следует понять -  эмбриогенез - это код: три зародышевых листка - сакральная триада и каждая стадия эмбриогенеза есть буква. Нужно суметь разгадать единый код мозговых  извилин человеческого и вселенского  мозга.

- Прочитывая этот код мы выходим за пределы космоса. Это и есть третье рождение, о котором ты говорил? - задумалась Эльвира.

- Да, но все не так просто. Эмбриогенез - это входная дверь в сакральное. В человеческом восприятии он развертывается во времени, однако в сакральном этого нет. Необходимо отождествляющее постижение бездны - постоянного в своем не постоянстве и не постоянного в своем постоянстве эмбриогенеза. Это отождествление Единого со Всем и Всего с Единым, - с радостью отвечал архитектор, чувствуя - его слова не проходят мимо  сознания супругов, думающих как единое существо.

- Выходит, что - эмбриогенез - это игольное ушко, родовые пути обратно в основу и, в то же время, постоянное рождение из этой основы. Это и есть родовые пути, о которых ты говорил? - спросила Эльвира.

- Да. Нужно ясно постичь, что эмбриональные идеи -  вечные сущности, архетипы. Осознание эмбриогенеза должно быть вертикальным, ведущим в Единое небо микрокосма - макрокосма.

- Постигаю: нет границ между «мной» и «не-мной», - проговорил Лев. - Все есть одно, и углубление в это состояние тождественности - тотальности всего: бытие и сознание - одно. Чувствую - тотальность погружается в тотальность, в саму себя, вверх, вниз, вширь, вглубь и во внутрь самой себя; и внутри, и на границе и снаружи, и в теле, и вне тела. Саморасширение своей тотальности.

- Ты находишься на верном пути! - воскликнул архитектор, пробуждая сознание Льва. И содрал Лев на миг со своих внутренних глаз все наблюдения и все галлюцинации этой, якобы внешней, реальности.   С кровью вырвал он все адские следы этого заскорузлого мира, этой могилы, в которой должен был жить до ухода в землю. И чистота, и свет открылись ему, раздавив ядовитого паразита его земного ума. И нашел он ключ от мира в самом себе. И стал спермием, потом плодом, мужчиной, землей, небом, вселенским сперматозоидом, ищущим свою яйцеклетку. Где? Вначале в самом себе, а потом за пределами космоса.

 

***

 

На следующий день супруги вновь были у архитектора. Он с явным удовольствием продолжил свои речи:

- Человек – символ Первопринципа, ибо создан по высшему образу и подобию, - говорил он. - Сперматозоид, яйцеклетка, оплодотворенное яйцо, эго-сознание – сложнейшие символы человека, без понимания которых квантовое зачатие невозможно. Нужно использовать эти символы в качестве опоры для самопроявления.

- Как  же нам двигаться дальше? - задумчиво произнес Лев.

- Видеть сущность прежде формы! Раскрыть глаза. Глаза - это головы. В коде их мозговых извилин зашифрована тайна самой тайны.  Если мы сможем их взор направить в их же собственные глубины, то сможем начать расшифровку, - ответил архитектор.

- Но у этих глазных голов  тоже есть глаза - головы? - спросил Лев.

- Да! И так до самого истока, где код будет читать самого себя в каждом, покидающим космическую пещеру носителе, проявляя себя своим восходящим не проявлением.   

Глаза супругов раскрылись, развернулись вовнутрь и погрузились в прочтение собственного кода.

- Наше пробуждение служит источником особой энергии, энергии не-дуальности, оживляя их вечное желание начать самопознание, - проговорил  Лев. Под единым сводом черепа перед  их лицами  висела гроздь крошечных пронзительных  глаз.

- Результат первого прочтения! Сохраняйте текст! - донесся до них голос архитектора. - Откройте свод вашего  черепа и нисходящий свет наполнит вашу голову. Самое высокое наслаждение вы сможете испытать, когда сумеете полностью превзойти свою индивидуальность. Пусть небо, видимое  глазами плоти, станет вашим небом, к которому вы прикоснетесь единым языком. Это подлинный просветляющий экстаз.

Лев и Эльвира оказались внутри огромного глаза, все сферические поверхности которого, сливались между собой.  Мнимые границы между ними и окружающим миром исчезли.  Свет говорил с ними своей тишиной, своим наполняющим сердце молчанием.

 

***

 

Беременность была краткой, а роды легкими. Из родовых путей выпал младенец с волчьей мордой. Заметив ужас в глазах Левы, жена быстро втянула плод обратно в утробу. Вскоре роды повторились. Из утробы, извиваясь как змея, выполз гигантский сперматозоид, в толще которого просматривалась яйцеклетка волчицы.

- Метопаразит! Нет! Еще не время!  - прохрипела Эльвира, втягивая плод, - рожать нужно вверх, чтобы плод увидел небо в самом себе и земля для него навсегда стала небесной!  Лев увидел глубине  своей руки две сросшиеся лапы  льва и волка.  Жена, скаля огромные зубы,  обнюхивала его шею и окружающий воздух.  Лев понял - она упорно ищет кровь в воздухе, а воздух – в крови, желая  слить воздушную кровь с кровавым воздухом.

 

 

 

 

 

Глава  четвертая

 

Летающий спермий

 

- Есть сперматозоиды и яйцеклетки  стихий - земли, воды, огня, воздуха и  эфира – пятого элемента, дающего начало всем остальным, - думала Эльвира. - Они содержат и отражают Принцип, как и я сама - мы не разделимы. Оплодотворение должно быть именно с этим осознанием, тогда мы сможем рождать  сами себя. Это и есть проявление Единого во Всем и Всего в Едином, то есть Принцип.

Всю ночь ей снился блестящий летающий сперматозоид. Стремительно вращаясь, он то обретал образ Дефлоратова, то образ ее первого, вылетающего в трубу мужа, то становился праотцом всех ныне живущих сперматозоидов. Из глубин прапамяти восставало сознание яйцеклетки. Осознав себя женщиной - яйцеклеткой,  Эльвира увидела и ощутила, как белые сперматозоиды, покинув могилы яйцеклеток, растерзанных  ими во время профанного зачатия, выползли на поверхность ее тела. Она была покрыта спермой, которая всасывалась каждой порой ее существа. «Круговорот спермы, - поняла она! - Лишь пропитавшись спермой полностью, я смогу быть готова к иному зачатию!». Она увидела - красный сперматозоид, убивая своим ядом яйцеклетку, в то же время оплодотворяет ее.

- Укол Принципа, - вновь мелькнуло в ее голове.  Над ее телом висели две прозрачные сущности.

- Жизнь и смерть, - сверкнуло в голове. - Два моих понятия. Сущности слились и через мгновенье она видела лишь два огромных отвислых живота.

- Взаимобеременность! - мелькнуло в голове. - Смерть беременна жизнью, а жизнь смертью, хотя они и обитают друг в друге.   Картина исчезла - она видела брюхатое понятие. Тяжелые схватки - и смертельно-живое лохматое существо оскалило зубы. Она узнала одно из своих воплощений и обрадовалась. Теперь Эльвира поняла - кто же она на самом деле. Она чувствовал сильную напряженность во всем существе. Напряженность становилась лучом кристаллического белого  света, проходящего сквозь землю и небо  и пронзающую ее насквозь.

 

***

 

Старые, седые сперматозоиды  медленно извиваясь, сползали в дом престарелых. Она встречает их у дверей, стараясь  вразумить, объясняя, что сперматозоид – символ  грядущей половины мертвого или живого человека, а яйцеклетка - второй его половины, и что рождение бессмертного существа  возможно лишь при соитии живых половин.

Символы мертвых ссорились между собой и, жестоко бранясь, выкрикивали одно слово - «мимо». Эльвире   успокаивала их:

- Если мимо жизни, то и мимо смерти.

- Как это? 

- Вы зрите одну половину. Постигните собственную цельность и тогда не захотите оплодотворять яйцеклетки, видящие в себе половину. Вас не очарует соитие со смертью. Мужской символ мертвеца ищет подобие - женский символ для зачатия смерти. Не оплодотворяйте смерть! Сперматозоиды не понимали.

- Спермобуквы, - говорила Эльвира, - до проникновения в глубины вам доступна лишь собственная поверхность.  Профанное же зачатие – слияние завершенных «полутрупов». Подлинное зачатие - зеркало, отражающее Первопринцип. Непроизвольно она  сложила из нескольких, наиболее внимательно слушающих букв, слово - «центр».  Сознание сперматозоидов изменилось. Они быстро линяли. Когда с их поверхности сползи старые оболочки, они образовали сферу с крестом в центре.

- Осознанно отражая Первопринцип, символы обретают бессмертие! Первопринцип в любом проявлении познает самого себя, - обрадовалась Эльвира.

- Это печать «закупоривания», сперматическое «все», «яйцо» – начало нового развития! - донесся до нее проникновенный голос золотого спермия, замершего у самого центра креста. Она знала - с ней говорит Лев - Символ  первозданной энергии и преодоление ее ей же самой. В процессе преодоления рождается третья – энергия вечности, прямое отражение Первопринципа. Сперма – антисперма – сверхсперма. Только последняя способна к квантовому оплодотворению достойной яйцеклетки. Есть сперма земли, воды, огня, воздуха и сперма эфира – пятый элемент, дающий начало всем остальным. Ты ошибаешься считая, что мы с тобой истоки подлинного эмбриона? Нет, в нас истоки самих истоков. Оплодотворяющее соитие говорящего животного блокирует дальнейшее развитие, наша тотальность остается латентной. Следует проломиться сквозь его ментальную стену. Проявляющее осознание онтогенеза раскроет весь филогенез.  Эльвира чувствовала в себе  два потока энергии: природный, явный и сокрытый. Она понимала - ей нужно выявить  сокрытый поток в явном, природном и  явный в сокрытом и слить их.  Здесь возможно проявляющее самосоитие духовного существа, оплодотворяющая сила которого порождает бессмертие. Профанное же зачатие приводит к рождению полулюдей.

На миг Эльвира увидела, как яйцеклетка восстает в виде безголовой женщины, а сперматозоид поднимается по огромному дереву к корням и, в то же время, спускается в глубины. Спустя мгновенье Эльвира почувствовала - ее матка становилась вселенской и сперматозоид, превратившись в красно-белую кристаллическую каплю, оплодотворяет ее чувства и мысли, а душа, обретая свободу, постигает сущность метафизического зачатия.

- Светосперма  отражает квантовое сознание, и сама есть  квантовое сознание, - мелькнуло в голове.

 

Глава пятая

 

В глубинах оплодотворенного яйца

 

Льву казалось, что он  погрузился в глубины огромного оплодотворенного яйца, где обнаружил тайную школу сперматозоидов и яйцеклеток. Золотой сперматозоид, словно из кокона вытянул из себя тонкую паутину и, обняв лежащую рядом серебряную яйцеклетку, переместился в трансцендентальную сферу света. Спустя мгновенье оттуда вышло прозрачное, бесформенное существо  и втянуло в себя, очищая от пространственно-временных лохмотьев всех  сперматозоидов и яйцеклеток.  «Прозревшая утроба», - понял Лев. -  Луч, прожигающий иллюзорные покрытия - крышки еще не вырытых могил!».

Он чувствовал себя сперматозоидом, созерцающим свое нисхождение в самого себя и, одновременно, восхождение из самого себя. Он все больше концентрировался на самом своем созерцании. И спустя некоторое время уже содержал в себе утробу внешнего мира. «Я пойму Эльвиру, когда пойму самого себя, - думал он, - ибо мы с ней неразделимые половинки единого целого. Я семя нового зачатия, символ жезла Гермеса». Эльвира была рядом. 

- Откроешь глаза – и взойдет  Солнце!» - донесся до него голос архитектора.   -  Для квантового  зачатия вы должны радикально преобразовать психику, Сперматозоиды и яйцеклетки сливаются,  плавая по окружности - это обычное зачатие. Для  истинного зачатия  нужно прорываться в середину. Сперматозоиды и яйцеклетки – дверь, за которой  совсем иная  реальность.

- Нам нужно отождествить себя со сперматозоидом и яйцеклеткой, углубиться сквозь них до полевой основы и осознанно осуществить соитие двух субполей. Квантовое оплодотворение и квантовый онтогенез  - новый виток развития разумного существа. Правильно ли я понимаю? - спросил     Лев. 

- Верно, - отвечал архитектор. - Сперматозоид и яйцеклетка – самая тонкая материя, слагающая человека, но нужны их квантовые прообразы Это не столь нелепо, как может показаться. Наши мысли сильно влияют на полевое сознание, мы с ним неразделимы, оно это мы

- Все только начинается, - произнесла Эльвира.  И тут они вновь услышали голос архитектора. Архитектор излагал философию идеалистического утробизма, согласно которому объекты уже находятся в утробном сознании в качестве зачаточных трансцендентных архетипов, то есть форм возможности. 

- Из сперматозоида и яйцеклетки нужно извлечь их тонкую энергию, а потом соединить их в одну в энергетическом предзачатии, - говорил архитектор. - Далее разделить их и вновь соединить, реализуя подлинное зачатие. Они внимательно слушали. Архитектор продолжал:

- Вы уже знаете, что в глубине потока энергии линейного времени, текущего от рождения до смерти, сокрыт поток, направленный в противоположном направлении, – анти-линейный, анти-временной поток. Осознание единства этих встречных потоков достигается единением сна с антисном и яви с антиявью. Расширяя сон до яви, а явь – до сна, вы обретаете тотальность антисна и антияви с последующей инверсией этого состояния. Так обретается всеобщая тотальность, где уже нет ни сна, ни яви, ни смерти, ни жизни, только зеркальный полевой текст, в котором каждый символ сквозь свое отражение, часто принимаемое за оригинал, может приблизиться к своей подлинной Реальности.

- Осознание единства проявляющего и возвратного потоков  - есть квантовое сознание? - спросил Лев.

- Да, это наша первичная полевая основа и мы должны проявить ее, осознавая в себе ее не-локальность и, обретая тем самым жизнь вне смерти, - отвечал архитектор.  - Эта первоначальная основа, как ни парадоксально, порождает свое зеркальное отражение, предстающее в виде различных форм. Я уже говорил, что абсолютное проявляет относительное, чтобы относительное могло постичь свою потенциальность - абсолютное и, тем самым, возвратиться в него. Процесс вечного творения и возврата, который не имеет временного промежутка, хотя относительному сознанию предстает  именно в нем. Мне квантовое сознание предстает светотьмой. Я понимаю - это составной символ, входная дверь в неизъяснимое.

- Сперматозоиды и яйцеклетки что же это такое? - никак  не могла постичь Эльвира.

- Уточняю - кванты энергии фонового полевого  сознания, проявляющиеся вибрациями различной частоты. Осознание их не-локальности – основа любого подлинного зачатия и развития во Вселенной, -  ответил архитектор.

- Сперматозоид и яйцеклетка - вибрации различной частоты? - удивилась Эльвира.

- Да. Зачатие происходит при их резонансе, как ключ входит в замок. Плод - вибрация иной частоты, - проговорил архитектор и продолжил:

- Сперматозоид и яйцеклетка, как субполя, сливаясь, в обычном сознании предстают в виде образов. Вселенная создается постоянным образованием и слиянием сперматозоидов и яйцеклеток. Однако, необходимо познание на уровне внутреннего света и соответствующее зачатие, когда сознание не отделено от бытия. Зачатие как отождествление с принципом и манифестацией – важнейшее переживание жизни.

- Мне нужно проявить в себе архетип сперматозоида и отождествиться с ним, а тебе проявить в себе архетип яйцеклетки, -  проговорил Лев.  - И после этого  перевоплотиться друг в друга.

- Сперматозоид должен перевоплотиться в яйцеклетку, а яйцеклетка в сперматозоид? Это же бред! - воскликнула Эльвира.

- Не пользуйся расхожими понятиями, если тебе недоступен смысл, - Лев усмехнулся. - Сперматозоид одна половина целого, яйцеклетка его вторая половина. Мы должны перевоплотиться друг в друга, понимая, что мы одно целое. На уровне квантовой реальности моя концентрация на себе, как на сперматозоиде, схлопывает во мне яйцеклетку. Сосредотачиваясь на себе, как яйцеклетке, ты схлопываешь в себе сперматозоид.  Ты яйцеклетка только потому, что схлопнула в себе сперматозоид. Обычное зачатие, ты помнишь - зачатие профанное, локальное. Но этим зачатием мы схлопываем свою не-локальность, теряя возможность более глубокого зачатия – самих себя себя самими.

 

***

 

Неожиданно огромная тень предстала перед Эльвирой. Она не понимала – чья это тень: Льва или ее   самой.

- Ты где?

- Я нигде!

- Как нигде? 

- Я символ первоначальной, светоносной тьмы, пребывающей вне пространства и вне времени. Это ты живешь в этих оковах. Я не укладываюсь в рамки твоей двухмерной системы. Я сочетаю в себе недоступную тебе светоносную тьму сверхсознания и мрачную тьму бессознательного. Я – твой составной символ, зеркало, к которому ты должна повернуть свое лицо и узреть свою подлинность,. Проще говоря, разверни меня к себе лицом и я предстану светом.  Я твой квантовый двойник,  когда ты на меня не смотришь - меня нет.

- Я не понимаю тебя! - Эльвира снова была в недоумении.

- Во мне две тьмы: тьма материи, поглотившей свет, и тьма отсутствия материи. Последняя, предстающая тьмой - праматерь подлинного света.

- Ты не в чувственном космосе! - Эльвира старалась разобраться в происходящем. - Ты существуешь в моем сознании, а я, иллюзорно отождествляя себя с формой, вижу тебя вовне. Внешне ты отражаешь мою форму, но я не только  форма.

- Я предстаю тебе тенью для того, чтобы ты развернулась ко мне, мы могли слиться и произвести на свет матрицу вечного существа, духовное тело души!

Эльвира была не в силах постичь происходящее. Тут тень заговорила с ней, она слышала голос архитектора:

- Ты принимаешь меня за тень, но это ошибка. Я - светотьма и могу предстать ослепительно яркой  тьмой, или черным пронзительным светом. Одолей тень своего сознания и из основополагающей тьмы извлеки первосвет, который проявится разными цветами.  Если твое сознание не освободится от своей тени, оно будет продолжать видеть все вокруг ее глазами, то есть свою собственную тень.  Если же тень отпала сознание поднимаясь по вертикальной оси начинает видеть свое световое измерение.

- Ты состоишь из низшей тьмы подсознания и из высшей тьмы или черного света сверхсознания, доступного только оку созерцания. Правильно ли я понимаю тебя? - вновь спросила Эльвира.

- Да! - воскликнул Лев  и, со всей присущей ему энергией, приступил к изготовлению полевого слепка - «знака» золотого сперматозоида. В глубоком погружении, отринув мир своей обыденности, вошел он в бездну тьмы, которая содержала в себе весь свет. Она была темнее самой тьмы и ярче самого света; и чистота этого сияния наполняла его.

 

Глава шестая

 

Проблески

 

- Нужно двигаться внутрь, а это означает вверх к порогу инобытия, - говорил архитектор. - Символ небесного зачатия это само зачатие небесного ребенка квантовой, полевой энергией, содержащейся в глубине сперматозоида и яйцеклетки. Помни, что ты воспринимаешь людей, как и любые объекты, отраженными, а значит перевернутыми. В сущности люди ходят по небу, а головой упираются в Землю. Нужно, сохраняя обычное земное, перевернутое сознание, обретать небесное, или в перевернутом виде, земное. Тогда рождается человек двойной: земной и, одновременно, небесный. Перевернутый человек – это и есть небесная тень земного человека. Они могут слиться, потому что тень всегда другого пола. Так, в дальневосточной традиции инь – женская, темная, земная энергия, а ян – энергия светлая, мужская, небесная. Когда извлекаешь наружную тень, она становится светом, небом внутри, а снаружи появляется новая тень. Процесс вновь повторяется до полной реализации. Двойной человек – глиф, печать реализованного человека.

Эльвира внимательно слушала. Ей казалось, что она спит и, в то же время, бодрствует.

- Да, я живу в отраженном мире, потому что все в нем освещено отраженным, то есть вторичным светом. Чтобы пробудиться, следует раскрыть в себе прямой свет, сотворенный еще до создания человека. Искра Божья уже существовала и органично вошла в меня при моем сотворении. Этот свет – исток подлинной реальности человека как такового. Конечно, если я смогу раскрыть этот свет в зеркале моего чистого сознания, это будет свет подлинного отражения, не отличающийся от самого источника.

- Человек – символ Божественного именно вследствие того, что создан «по образу и подобию Бога», - продолжал архитектор. -  Опираясь на себя, как на высший символ и следует познавать себя. Сперматозоид, яйцеклетка, оплодотворенное яйцо – так же сложнейшие символы, которые следует использовать для самопознания,  и без понимания которых квантовое зачатие совершенно невозможно. Эльвира чувствовала - в ней сливаются в одно три существа: Она, Лев и Архитектор.

- Так было всегда, но  существо, за которое я принимала себя, не постигало этого. Мне следует всячески, всеми силами укреплять открывшееся единство, пока во мне эта триада действует достаточно фрагментарно. Приближался рассвет.

- Проблески! Откуда вы? - обрадовалась Эльвира. Глубины и вершины слились в один белый, ясный свет, заливающий все вокруг!

- Это и есть ты! - донесся до ее сознания голос света, вещающий своей тишиной, своим наполняющим мир молчанием. «Я – это Ты!» - ясно говорило  тело света, заполнившее ее сознание  не отличимое от бытия.

Бытие – сознание – свет!

 

Часть вторая

 

для узнавших себя

 

 

Глава первая

 

В самоглубинах.

 

Он лежал одновременно в состоянии сна и яви, размышляя, куда же ему выйти - в мир сна или яви, чувствуя себя дверью, посредством которой осуществляется связь между ними, а так же между жизнью и смертью. Он чувствовал как эти противоположные понятия душат его. «Я сам душу себя своими понятиями», - мелькнуло  в голове. - Есть пустота, но без ее понятия. Есть двойственность, но без ее понятия. Если это постигну, то постигну  Принцип без всякого  понятия!».

- Да! - услышал он голос  Принципа, - научись жить и умирать поверх себя! Видеть и слышать поверх себя; чтобы осталось только видение и слышание; чтобы жизнь  смерти была в самой себе и смерть жизни в самой себе. И в этом единстве сможешь обрести себя вне себя, проявляя вначале свою подлинную Я-Оность и далее Я-Ты-Оность, то есть свое истинное  существо.   

 

***

Он созерцал брачное ложе, где жизнь и смерть, сливаясь в одно, проявляли медленно текущие  тексты жизни и смерти. Текст смерти излагал свое понимание жизни, а текст жизни свое понимание смерти. Иногда тексты проникали друг в друга и перед ним мелькал блик вечности, высвечивая бездну.

Глаза созерцания раскрывались все шире и шире.  Место прежнего мира занимала огромная полевая Гора, из которой  как многоголовые змеи выползали Логосы, и каждый выкрикивал на своем языке свою реальность, которую вытаскивал на себе своим самоотражением и мнимым правом на исключительность. Но Гора только смеялась  над уверенной наивностью их локального отражения.

-Да, я отражаюсь в вас, но в своем отражении каждый из вас считает только свое отражение подлинным. Этим вы пытаетесь затмить все иные отражения. Смешно!

При этом Гора втягивая Логосы обратно в себя и, без всякого промежутка, выпускала измененными. Проявление было сокрытием, а сокрытие проявлением. Гора старалась как можно полнее отразиться в них. Логосы не понимали  своим отраженным сознанием свою единую основу, а видели только внешние различия, хотя и отражались друг в друге. Неожиданно в момент не- проявленного проявления возник  новый, особый Логос.

- Я - это Он, а Он - это Я, - улыбнулась Тотальность, осознавая свое вертикальное и горизонтальное отражение Горы, самих Логосов и себя саму, отраженную в них.

- Это мое самое удачное отражение - осознанное постоянство без постоянства, отдельность без отдельности! - думала Гора.

Логосы обижались и ругали Я-Он за его, как им казалось, исключительность. И этим очищали свои отражения, не понимая, что  проекция -  выброс мнимого отражения.  Я-Он был доволен.

- Братья! - говорил Я-Он, - нам следует понять наши истоки и соединиться в одно, но чтобы каждый не терял особенностей и оригинальности своего отражения, выражаемой в адекватности интерпретации. Мы одно и каждый при этом единственный и  не повторимый. Но, жизнь и смерть пребывают в наших умах, значит это только понятия. Но и это наше понимание, то же творение наших умов. Если мы уберем ум, то исчезнут и понятия. Но и это тоже понятие. Если освободимся от понятий и их антиподов - антипонятий, то освободимся от «Он», соединившись с ним в одно, и вольемся в океан свободы иным, подлинным отражением, сольемся с океаном без всякой утраты. Океан - Поле не может утратить самое себя.  Мы выйдем за пределы океана, оставшись в нем. Все существует в цельности Ума-Поля-Сознания и любое разделение в нем - иллюзия, любая концепция - только отражение, малое и гибельное. Нужно слиться с Полем.  Следует искать реальность в не реальности, а не реальность в реальности. Искать бездну-точку во всем и все в бездне-точке. Искать слова без слов для лучшего самоотражения, без всяких посредников. На шее каждого Логоса висело несколько Логосят.

Я-Он побрел по длинной дороге и, размышляя, остановился перед огромной вертикальной, серой насыпью, в которой рядом было пробито два горизонтальных туннеля. «Перегородили», - подумал Я и рассмеялся. Он  тоже, рассмотрев это, рассмеялся. Я-Он посмотрел выше и увидел несколько вертикальных отверстий - труб в этой насыпи. Ему хотелось понять, что это за отверстия и смысл всего видимого. Неожиданно перед ним появился  сидящий за столом, благостный мужчина с выбритой головой.

- Учитель бездны! - понял  Я-Он.

- Пути озадачивания, - произносит  Учитель, показав рукой на эти отверстия и говорит что-то еще, но последние слова не доходят  до слушающего. Я-Он их или не понимает, или же забывает сразу во время восприятия. Ему кажется - Учитель говорит одновременно на земном и, в то же время, на каком-то странном, не человеческом языке.  Слушающий просит перевести произносимое на свой язык. Учитель переводит, но слушающий все-таки не понимает, или же опять забывает слова во время их восприятия.

- Учитель! Можно мне попросить Вас объяснять мне и дальнейшем? - говорит Я-Он.

- Да! - охотно соглашается Учитель и исчезает. Перед ним возникает женщина и слушающий пытается рассказывает ей о произошедшем.Тут же появляется мужчина, держаший за руку мальчика лет десяти.   Я-Он медленно уходит, намеренно не глядя на ребенка и размышляя на теми словами Учителя, которые оказались доступны.

- Пути озадачивания, - думал Я-Он, - это пути различных Логосов:  европейских, восточных и всяких иных, в том числе еще не найденных и не раскрытых, но строящихся на единой основе, а так же все потенциальные возможности раскрытия   Горы-Поля, Пустоты, квантовой реальности-самости, Принципа всех принципов. Если осознается один из Логосов, то остальные схлопываются. Как избежать этого?

 

Глава вторая

 

Я-Он восходит в себя

 

Смерть дня - пробуждение ночи,

В ночи пробужденного дня,

Я-Он пробуждения хочет

В расплавленном сне бытия!

 

И медленно взбирался  Я-Он по Древу жизни, проламываясь сквозь густые, черные ветви смерти, которые пытались охватить его своими паучьими пальцами. И поднялся Я-Он на вершину, и увидел, что ствол дерева и ветви его имеют один и тот же лазуритовый цвет и в глубине состоят из твердой единой светотьмы. И постиг Я-Он, что выше жизни и смерти есть неведомое царство. И удивился Я-Он наивности постичь истину ползающих по земле и летающих над землей, и кувыркающихся в доступных им пространствах, окрашенных отраженным светом времени,  умов. Умов, не сумевших обратить взор в самих себя, туда, где произрастает Древо жизни, даже и не пытающихся превзойти жизнь, а только умереть. И понял Я-Он, что закрыто небо сердец их, и вследствие их полного не понимания самих себя, вся их культура и цивилизация - каменные и обреченные на полное забвение и разрушение. Но пророки, пробившие небо, станут истоком новой  культуры.

И тут увидел Я-Он  - по огромной белой  пустыне бредет зеркальное существо, с устремленным в глубины взором, где высвечивалось «Ты», проявляясь в нем.

- Вот тебя то и мне не доставало, - понял Я-Он, начиная постигать тайну третьей силы, сливающей в единство все его существо, и отождествляясь с этой силой. Открыв зеркальный рот, существо поглотило его. И оказался Я-Ты-Он в промежуточном мире среди медленно бредущих существ с пост-человеческими лицами.  Казалось - это тени самих теней - темные и красноглазые. И все они были в нем, а он был в каждом. Они всячески старались разгадать себя, накапливая в себе энергию не-дуальности, третью силу. Для этого они срывали плоды пост-растений  и, выворачивая наизнанку, жадно поедали содержимое.  Им хотелось вырваться из тяжелых объятий времени.

Грудастая наседка - тень, пытаясь привлечь внимание, танцевала и  медленно извиваясь, говорила теневым голосом черной вечности.

- Это земные или небесные тени? - пытался понять  Я-Ты-Он, чувствуя, что его Тотальность делает только первые шаги.

- Нет, это слипшиеся между собой тени, которые хотят превратить тебя в свое подобие, - проговорила наседка. -  Еще глубже войди в себя, углубись и, расширяя свой промежуточный мир до самых корней, стань корнями и живой водой, питающей их. Тогда полностью проявится твой небесный архетип без всякой тени. Вот его отражение.

Я-Ты-Он видел - в глубинах наседки дышит белый кристальный зародыш, в котором сливаясь и борясь друг с другом плоть первосвета и плоть первозвука отливаются кровавыми оболочками слов.

- Он указывает мне путь из моего промежуточного мира  в межзвездный мир моего неба, - понял Я-Ты-Он.

- Да! Различие между внутренним небом и внешним - только иллюзия. Еще больше накопи энергию не-дуальности и вырви из земных теней свет и слей его с ослепительной тьмой неба, - ответила наседка.

Я-Ты-Он постигал относительность законов, по которым ему предписывалось  жить, но и иные, «обратные» законы: не-тождества,  не-противоречия, не-исключенного третьего и не-достаточного основания.  Однако те и эти законы, были рассчитаны на относительное сознание.

- Их нужно слить между собой, без всякой нейтрализации и этой концентрацией обрести единство  тотального противоречия.

- Да! - услышал Я-Ты-Он голос внутри себя. - Для достижения своих глубин тебе вначале необходимо иное виденье, которое делает прозрачным этот физический мир. 

И все связи за пределами времени и пространства замыкались в нем напряженностью выброса, мгновенным блеском проявления сокрытого. И понял Я-Ты-Он, что свободное сжатие,  сокрытая открытость и есть подлинная его сущность.

И сколько не пытался оторвать Я-Ты-Он от себя Вселенную со всеми ее звездными потрохами, она тут же возвращалась обратно, казалось без всякого промежутка; но Я-Ты-Он знал - есть этот промежуток, не доступный обычным чувствам и основанном на их данных сознанию. И до - после -творящая сила еще больше охватила Я-Ты-Он  и отождествилась с ним, а он с ею. И звук стал молчанием, а молчание звуком, и тьма стала светом, а свет тьмой

Но тут его цельность распалась на три взаимно отражающих друг друга отдельных фрагмента: Я, Ты, Он. Но оставалось что-то еще - невыразимое и недоступное «До».

- О эта вечная сущность «до» - до жизни, до смерти, до мысли, до чувства,- понял Я-Ты-Он. - Это «до» - основа без основ, это вечное «до», до всего, и до самого «до». Если я в «до», то я и есть это «до».

И вот, отождествившись с отражением Я, «До» всей своей ранее недоступностью вошла в Я, отождествившись с ним. Далее эта диада, отождествившись с отражением Ты, вошла  в Ты, отождествившись с ним.  Возникшая триада, отождествившись с отражением, вошла в Он и в глубины Ничто. Тотальность постигала себя.

 

Часть третья

Я-Ты-Он в своих озарениях и миниатюрах

 

Младенец

В первые минуты рождения старость младенца проступает наружу и при внимательном взгляде ее  можно заметить Почему старость? Младенец прожил уже весь путь своего вида. Но его путь – это символ более тонкого и глубокого пути. И теперь этот младенец-символ обретает видимую молодость на основе той реальной старости. Но он  рожден для того, чтобы его онтогенез мог трансформироваться в духогенез, а иначе – опять в Утробу и вновь нескончаемые рождения во времени. Для вневременной, внепространственной, подлинной жизни появляется на свет младенец. Филогенез – Онтогенез – Духогенез.

 

Об утробных мальках, плывущих к смерти

 

Утроба рождает множество мальков-паразитов, и плывут они скопом в паразитарном море, отбросив послед, к неотвратимой гибели. Но единицы, вкладывая всю свою энергию против смертельного потока, возвращаются в утробу и в глубоком симбиозе с последом – корнем существования Вселенной – рождаются за пределами паразитарного моря – места обитания жителей смерти.

 

О беременных

 

Беременные – особые существа. В них повторяется вся эволюция, ее ключевые этапы запечатлеваются в бессознательном в виде архетипа паразита. Однако над-паразитарный уровень запечатлен в виде архетипа победителя, который в той, или иной степени проявляется  уже в утробе. Будущая мать должна максимально  проявлять его у плода, медитируя, читая и постигая азбуку его мозговых извилин, сознательно отождествляясь с плодом, проявляя не-дуальность. Роды должны стать просветлением для матери и плода.

Беременность и роды – самое непостижимое в жизни и смерти. Беременность жизнью это и беременность смертью. Во время родов антагонизм достигает апогея. Это слияние-разделение. Путь по родовым путям – это разделяющее слияние. Плод своим появлением на свет рождает мать смерти.

 

О самообмане

 

И увидел я массу людей, расщепленных на части своим умом, совсем не знающих о своем расщеплении, а малую часть цельных людей считающих больными, набрасывая на них свое расщепленное сознание. И понял я, что в сердце всякого смеха есть стон, а в сердце стона – смех. И это ядро смехостона чувствовал я в своем сердце.

 

О человеке с обратной стороны

 

И увидел я человека с обратной стороны. Весь мир его был передним, а сзади был вакуум. Вся наука и все искусство было передним. Сзади была тьма. И понял я, что нужно осветить эту тьму, что следует развернуть взор человека обратно, чтобы смотрел он сквозь заднюю оболочку в обратный, то есть подлинный мир!

Обратное слово, обратный взгляд, обратные чувства и мысли – все должно быть обратным, как и сам человек. Только так сможет он обрести самого себя, иначе нет в нем самого себя – весь он заполнен образом мира, пусть самым ярким, но все равно жалким и умирающим. Обратная смерть становится жизнью, а обратная жизнь – смертью. О подлинность наших спин, жаждущих просветления. О ослепленный своим мнимым передом человек! Только обратный сон твой может стать явью, но и явь, если не станет обратной, обращается в сон. Нет слов для сна и нет сна для слов. Изнанка видимого мира и меня самого есть подлинность. Мы различимы только в видимости.

И вызрела тишина, словно тьма, и, не теряя себя, включила в свои глубины молчание, наполненное архетипами слов, жаждущих обрести жизнь своим словесным проявлением, всегда ограниченным и неполным. И вызрела тьма, и в ней зародилась первая искра света. И молчание и свет слились в единую основу и заговорила она со мной своей изнанкой, и все, что доходило до сознания, ложилось с обратной стороны его и проявлялась биением сердца.

 

Иное в ином

 

Иное в ином видел я, и новое в новом, и весь мир стал глазом моим, и в глубинах его вращалась огромная белая сфера, превосходящая все видимое и, в то же время, находящаяся в самых глубинах. И в сердцевине этой сферы находилась невидимая, недвижимая, все творящая точка. И только она была моим подлинным я. Все сходилось и расходилось из этой точки. Все, что оставалось на периферии, умирало, все, что возвращалось в центр, проходило сквозь родовые пути смерти, обретало подлинность вне жизни и смерти, проявляя самое себя.

 

О слепо-зрячих

 

Обмануты вы сами собой, слепые-зрячие люди. На что смотрите вы? На создаваемые собственным умом формы-иллюзии, сотворив из самих себя форму-иллюзию. Проснитесь! Концентрируйтесь на цельности и держитесь за нее как за спасательный круг, пока формы не перестанут довлеть в вашем сознании. Золотой столб вбит в просвет между взаимопроникновением внешнего мира и внутреннего мира. Столб золотого света заполнил собой и своим «вертикальным» взглядом открывшийся мир, в котором нет расстояний. Поднимайтесь по пронизывающему вас стержню золотого света, идущему с Земли на небо, пока не сольются они в вашем сердце.

 

Свет

 

В изначальный новорожденный свет смотрел я в самом себе и в окрестном мире, и тьма, словно мать, улыбалась и медленно исчезала в глубокой радости, отдавая все силы новорожденному. И твердел свет, и проникал всюду, и сам я и мир становились светом, единым светом вечности.

 

Победа

 

Победа над внешним, победа над самим собой, победа над самой победой – вот, что движет мной, укрепляет мою неподвижность, мой покой и позволяет мне жить жизнью, а не ее тенью, не тенью самого себя.

Преодолеть, превзойти себя самого, и только это преодоление есть подлинный Я. Все мое существо – преодоление. Преодолевая себя, я гибну и рождаюсь одновременно, ибо я – все творящая и все разрушающая точка. Да, победа над самой победой: мета-победа, сверх-победа. Это свет в глубинах самого света. Во мне сокрыта как сила всякого проявления, так и противоположная сила, направленная на возврат в не проявленность любого явления или формы. Две силы порождают третью силу: силу – основу, силу – первоматерию. При осознании силы проявления и слиянии с ней уходит сила разрушения, так как отождествление, почти всегда неосознанное, с силой разрушения заканчивается смертью. Но к ней ведет и неудовлетворение проявляющей силы, которое всегда связанно с любой формой проявления, так как сила проявления всегда стремится проявить более совершенную, более полную форму. Иначе говоря, проявление не может исчерпать потенциально содержащееся в нем непроявленное. Осуществляя трансформацию, то есть отождествляя себя с силой проявления, сливаясь с ней, можно уйти от ее от неудовлетворяющего действия, а это означает – отождествление с творящим принципом. Победа – это прежде всего победа над отождествлением себя с формой. Когда формы перестают преобладать в сознании, то его энергия направляется на подлинность самого себя. Это и есть пробуждение.

 

 

Пробуждение

 

И понял я, что пробуждение может быть только «вовнутрь», даже если кажется, что это пробуждение «извне». И научился я, пятясь назад, двигаться вперед и только вперед! Спускаясь вниз, я изо всех сил поднимался на вершину, которая становится все выше и выше! Расширяясь, я сужаюсь до самой маленькой, самой высокой точки и исчезая в ней! И новое небо восстало из моих глубин и, заполнив всю видимость окрестного мира, стало Землей, а прежняя Земля – Небом. И пробил я головой свое небо, и голова моя, вывернувшись наизнанку, смеялась и радовалась свету. И в извилинах звезд ясно проступали буквы и невиданный небесный текст в своем созерцающем сиянии проходил сквозь самого себя!

 

***

 

И вступил я за грань человеческого, и высохшие лики времени и пространства таяли в пустоте. И Учитель бездны стоял предо мной, и втягивал меня в свой мир, и превращался я в натянутую тетиву лука направленную в самого себя.

 

***

 

И место, которое занимали прежде понятия превратилось в огромную всеобъемлющую кристаллическую прозрачную глыбу света, которая была во мне и распространялась на все видимое пространство. И вырубал я топором света самого себя из этого мира.

 

***

 

Каким твердым, неподвижным становится свет, входящий в меня. И сам я становлюсь твердым, несокрушимым и неподвижным столпом света! Свет Неба и свет Земли сливаются во мне в один неотраженный, нетварный свет, свет вечности!

 

***

 

И все связи за пределами времени и пространства замыкались во мне напряженностью выброса, мгновенным блеском проявления сокрытого. И понял я, что свободное сжатие,  сокрытая открытость и есть подлинная сущность моя.

 

 

Сама себя преодолевающая сила преодоления,

 

И содрал я, в конечном итоге, со своих внутренних глаз все наблюдения и все галлюцинации этой, якобы внешней, реальности. Содрал  с кровью все адские следы этого заскорузлого мира, этой могилы, в которой я должен был жить до ухода в землю. И чистота, и свет открылись мне, раздавив ядовитого паразита моего земного ума. И понял я, что мой взгляд не ограничен чашей неба, как и взгляд неба не ограничен моими земными границами. И две бездны слившись в одну, стали моим восприятием. И открылось  передо мной  безграничное окно вечности и медленно, едва  касаясь краев его, выползал я сквозь него из своей пещеры, из своего ментально-космического кровища и сливался с самим собой.

И открылась мне сама себя преодолевающая сила преодоления.  И понял я, что это -  живое в неживом и неживое в живом, точка, занимающая все пространство вне всякого пространства, и все времена вне всяких времен!  И понял я, что лежит это сердце преодоления преодолением самого преодоления в каждой проявленной, или не проявленной вселенной, в каждом  проявленном, или не проявленном человеке. Вот главная тайна, лежащая на поверхности глубин и в глубине поверхности. Она вне понятий, но и подлинность идущих от нее понятий.

Тайна, преодолевающая  себя тайной; свет светов, тайна тайн, человек человека, буква букв. Это тайна всегда доступная тайне!

И все, что открывала она мне, тут же преодолевало само себя, и этот поток самопреодоления, этот недвижимый поток говорил мне своей тишиной, заглушающей все звуки. И понял я, что это я сам говорю с самим собою этой бездонной тишиной, и что я сам эта бездонная тишина, высвечивающая себя в каждом чувстве, в каждом движении покоя. И ясно видел я дно своей вершины и вершину своего дна, и осознал, что эти понятия лишь затемняют мне всю бездну невыразимости и, освободившись от них, обрел я свободу и отождествился с ней. И тогда иные понятия, вызревая во мне, уже не претендуя на истину, служили только ступенями для всегда невыразимой попытки самовыражения. Иной язык, иные бездны над самой высокой вершиной невыразимого!

И стоял я в полной неподвижности, сливая и удерживая сердцем единство противоположных сил.  И земля была над небом и, упираясь  в небо, удерживал я в сердце тяжесть той основы, которая зовется новым зачатием.

***

 

Сама себя преодолевающая сила преодоления пишет этим преодолением новый мир, проявляет его в каждом человеке. И стою я в самом сердце этой великой, преодолевающей саму себя силы преодоления в полной неподвижности, сливая в точке Небо и Землю. И мир становится полем. Я удерживаю в центре единство противоположных сил и только наблюдаю их действие, проявляя свет, исходящий из самого себя!

 

Миниатюры

 

Грядет эпоха Параклета,

Увидит кроха больше света.

Для крохи станет Параклет

Дорогой вечной  в первосвет!

***

Мирской не поддавайся тьме,

Различье спрятано в уме.

***

Внутрь обращенные уши

С внутренним глазом востри.

Если ты будешь наружи,

Значит ты будешь внутри!

***

- О моя пилот- волна -

Сущность, Я - большое,

Почему глядишь со дна?

- Дно над головою!

***

Пролом -

Энергия -

Проглаз -

Ты дома, дома

В первый раз!

***

Птица, тайно рождающая людей,

И человек, тайно рождающий птиц,

Знают отраженные миры,

Плывущие в детскую бездну,

И хотят прочесть магический

Алфавит мозговых извилин,

Ночью выходящий из черепа,

И прислушиваются к тяжелому смеху букв,

Кусающих и глотающих время.

****

Стерты грани,

Нету боле

Бытия не-бытия,

Бродит квантовое поле,

Осознавшее себя

***

Свет смотрит в свет,

И нет иного

Пути –

Небесного-земного.

***

Весь прежний мир

идет на слом,

пустыня белая

кругом.

***

Вселенная

стянута кожей моей,

И тьма сокровенная

бродит за ней.

 

 

 

 

Оглавление

 

Предисловие

Пролог

Часть первая.

Квантовый человек.

 

1. В глубине соития.

2. Наркоманы.

3. Снова у архитектора.

4. Летающий спермий.

5. В глубинах оплодотворенного яйца.

6. Проблески.

 

Часть вторая.

Для узнавших себя.

 

1. В самоглубинах.

2. Я-Он восходит в себя.

 

Часть третья.

Я-Ты-Он в своих озарениях и миниатюрах.

 

1. Младенец.

2. Об утробных мальках плывущих к смерти.

3. О беременных.

4. О самообмане.

5. О человеке с обратной стороны.

6. Иное в ином.

7. О слепо-зрячих.

8. Свет.

9. Победа.

10. Пробуждение.

11. Сама себя преодолевающая сила преодоления.

12. Миниатюры.