Дзэнские коаны как важнейший метод достижения просветления

Дзэнские коаны как важнейший метод достижения просветления

Файнфельд Игорь Ананьевич, доктор биологических наук

 В статье сделана попытка  раскрыть психологическую сущность  коанов  – дзенских парадоксальных задач относительного сознания, рассматривая их как своеобразный вид интеллектуального созерцания, ведущего к «инверсии» обыденного сознания, то есть выходу в трансперсональное измерение. В этом состоянии возможно достижение  просветления (сатори) и, соответственно, решения коана. По мысли автора определенные коаны могут быть полезны в практике образования для раскрытия определенных уровней бессознательного.

Дзэн-буддизм; парадоксальные задачи (коаны); просветление (сатори); дуальное сознание; трансперсональный подход.

 

The article presents an attempt to reveal the psychological essence of koans – Zen paradoxical tasks of relative consciousness – by way of regarding them as a kind of intellectual contemplation which leads to the «inversion» of mandarin consciousness, i.e. entering a transcendental dimension. It is the state which makes it possible to achieve enlightenment (satori) and, consequently, to solve the koan. The author’s idea is that definite koans can be helpful in the practical aspect of education to reveal definite levels of unconsciousness

.Zen Buddhism; paradoxical objectives (koans); enlightenment (satori); dual consciousness; transpers

 

Хорошо известно, что различные религиозно-философские системы во все времена определяли основные парадигмы образования и воспитания человека. Исторически сложилось так, что Российская система образования сформировалась под влиянием христианства и западноевропейской  рационалистической науки. В то же время восточные системы образования остались мало изученными. Последнее связано еще и с тем обстоятельством, что для рационального ума западного человека психологическая и духовная ценность восточной традиции остается мало доступной.Понятно, что такое положение вещей затрудняет развитие межгосударственных и межнациональных отношений со странами Дальнего Востока, при которых важно учитывать сложившиеся в этих странах культурные и образовательные традиции. В настоящее время в связи с расширяющимися контактами проблема взаимодействия восточных и западных культурных моделей, как в теоретическом, так и в практическом отношении является особенно актуальной.

Важно отметить, что определенные традиционные методы восточной психотехники, выработанные в течение тысячелетий и направленные на мобилизацию скрытых резервов человеческой психики, при соответствующем знакомстве, вполне могут быть использованы в нашем образовании.

В данной работе, говоря о дзэн - буддизме, интерес к которому возрождается в Китае, Японии и других, как восточных, так и  западных странах, мы акцентируем внимание на коанах, то есть  парадоксальных высказываниях, целью которых было пробуждение сознания ученика.  Об определенной группе коанов относящихся  к Пяти «порядкам» (го-и) мы уже писали Файнфельд  (10). В данной работе сделана попытка  сделать определенный шаг в раскрытии психологической  сущности коана.  

Как отмечает Уотс (9), система коана в том виде, как она существует в настоящее время, представляет собой в основном творение Хакуина (1685-1768), крупнейшего и чрезвычайно многостороннего учителя дзен.  Уотс приводит схемуРут Сасаки, согласно которой Хакуин разделил обучение на шесть ступеней. Сначала следуют пять групп коанов:

1.      Хосин или Дхармакая-коан, с помощью которого ученик «вступает в главные ворота дзэн».

2.      Кикан или коан «хитрого препятствия», в котором активно выражается состояние, усвоенное в первой группе.

3.      Гондзэн-коан «изучения слов», связанный с выражением понимания дзэн в словах.

4.      Нанто или коан «трудный для проникновения».

5.      Го-и или коан «пяти классов», основанный на пяти видах взаимоотношений между «хозяином» и «слугой» или между «принципом» (ли) и «вещью-событием» (ши). С помощью этих коанов дзэн связывается с философией Хуаянь и Аватамсаки.

Шестая ступень - изучение в свете дзэн-буддийских правил и предписаний, которые регулируют монашескую жизнь (винайя).

Такой курс обучения занимает около тридцати лет. Овладеть программой во всем объеме требуется лишь для будущих наставников дзэн.

Вот несколько очень известных коанов: «Вы висите над пропастью, зацепившись зубами за куст; в это время вас спрашивают: «В чем истина дзэн? Что вы ответите?». «Все вещи возвращаются к Единому. К чему же тогда возвращается Единое?»; «Как показать видимое невидимого? Как сказать слова несказанные?»; «Что есть ничто?»; «Как звучит хлопок одной ладони?»; «Где ты будешь находиться, когда твое тело будет кремировано и пепел развеян по ветру?; «Человек держал в бутылке гуся, гусь вырос. Как достать его из бутылки, не разбив ее?»; «Что такое дао? - спросил ученик. «Иди дальше» - был ответ Уммона» ( по Дюмулену, 3). Цель коанов - поставить ученика в психологический тупик, вызвать напряженное состояние сознания, поскольку его смысл  не поддается интеллектуальному анализу. Для решения ученику требуется разорвать узы концептуального мышления, то есть когда рациональное суждение сменится волевым актом и интуицией. «Коан является продуктом опыта и только опыта», - говорит  Хемфрейс (13).  И единственный способ достичь результата - это «куфу» - вещь совершенно личная. «Куфу» - значит «пытаться, бороться», или в христианской терминологии «непрестанно молить Бога о помощи» (по Судзуки)). Следует устранить препятствия (мысли и эмоции), проникнуть в бессознательное и, дав ему выход, проявить изначальный ум. Такая деятельность исходит прямо из глубин личности человека без помех все разделяющего надвое интеллекта. Другими словами, косности рассудка, бессильного для соприкосновения с истиной, противопоставляется раскрепощающая сила интуитивного постижения.

Как правило, первым идет коан: «Каким был твой лик первозданный, когда родители еще не произвели тебя на свет?». Этот коан принадлежит Эно (Хуэйнэну), шестому чаньскому патриарху. Он рекомендовал своему брату монаху Мину прервать все молитвы и медитации и сосредоточиться на этом коане. История гласит, что Мин, используя этот коан, сумел раскрыть в себе тот фундаментальный источник всех вещей, который он до тех пор искал снаружи (по Хардингу, 12).

Основопологающий коан: «Обладает ли пес природой Будды? Му! (ничто, нисколько)». Постигая последний коан, ученик, по версии Дрогалиной и  Налимова (2), должен достичь такого состояния, чтобы столь различные по своему смыслу слова как «пес» и «Будда» расширились настолько, чтобы смогли слиться в нечто единое, и это слияние происходит через невыразимое в словах буддийское представление, которое связано со словом «ничто» (пустота). Иначе говоря, если ученик обретает способность к пониманию коана, это означает, что он достигает нового состояния сознания: перед ним открывается возможность прямого выхода в непрерывный поток (бессознательное). Если смысл слов безгранично размывается, они, естественно, выходят из-под контроля логики, перестают быть противоречивыми и становятся текстом, сотканным из размытых, плавно переходящих друг в друга понятий.

Там, где «Му» используется в качестве коана, указывает Судзуки (6), смысл уже неважен - это просто «Му». Ученику совершенно необходимо сконцентрироваться на бессмысленном звуке «Му», символизирующем последнюю реальность до тех пор, пока ум не наполнится им целиком и все иные мысли исчезнут. Ученик сам отождествляется с этим звуком. Есть только «Му» само себя повторяющее. Весь мир и «я» только «Му». Здесь сознание оказывается в ситуации, которую Судзуки называет «сознательно бессознательной» или «бессознательно сознательной». Это есть «равновесие», «единообразие», «невозмутимость», «спокойствие» - самадхи, но это еще не сатори. Сатори взрывает равновесие и возвращает к относительному сознанию, но на новом уровне, на границе между сознательным и бессознательным. По Юнгу  (14)  это перенос центра тяжести из эго в самость. Здесь обычный ум осознает свою укорененность в бесконечном.

Этот опыт необходим для пробуждения всей целостности человеческого существа, которая не вмещается в интеллект, необходимый во многом для того, чтобы уяснить его ограниченность. Следует освободить место воле, как принципу, лежащему в корне, в основе всякого существования, соединяющего все сущее в единстве бытия. Эта единая воля («космическое бессознательное» по Судзуки) есть исходная точка - кладезь бесконечных возможностей. В результате «Му» соединяется с бессознательным, воздействуя на волевую сторону психики.

Иными словами говоря, коан психологически приближает ученика к волевому центру сознания, а затем и к самому Источнику. Аффективное или волевое понимание последнего включает в себя все бытие человека, символизируемое брюшной частью тела. Когда наставник говорит, чтобы ученик держал коан в животе, он имеет ввиду, что коан следует воспринимать всем существом и что с ним нужно полностью отождествиться.

«Думать» животом, говорит Судзуки, означает опустить диафрагму вниз, освободить место для нормального функционирования легких, чтобы тело было готово к восприятию коана, т.е отождествлению с ним. Диафрагма, по мысли Судзуки, прямо связана с чувством безопасности, в свою очередь непосредственно связанным с основой вещей, с последней реальностью. Установка с нею ясной связи и есть «куфу». Интеллект должен освободить место воле. Дихотомия субъекта и объекта преодолевается, а конечные объекты отождествляются с самим бесконечным. Здесь бесконечное видит само себя в самом себе. Это праджня-интуиция, первичная воля, любовь, мудрость, раскрывающаяся вместе с прорывом дна бессознательного.

Таким образом, ученик, глубоко озадаченный наставником, мог долго мучиться, не находя решения коана, пока, наконец, во внезапном «пробуждении» не выходил за пределы логического ума и не осознавал иллюзорность самой проблемы.

«Мы должны сделать коан вопросом жизни и смерти, - говорит современный учитель Тхить Ньят Хань (8), - он должен быть в нашей плоти и крови, мы должны быть почвой, которая питает его»

Вот одна из дзэнских историй, которую приводит Лобода (5). Подросток-ученик упросил учителя дать ему коан. Учитель согласился: «Как звучит хлопок одной ладони?». Размышляя над коаном, мальчик услышал песню гейш. «Вот оно!» - подумал он. При следующей встрече с учителем он стал напевать эту песню. «Такую музыку легко прервать, - сказал наставник, - это не звук одной ладони».

Прислушиваясь, в тишине мальчик услышал, как с крыши капля за каплей капала вода. «Вот оно», - подумал он. И при встрече попытался передать учителю звук непрерывной капели. «Это звук капели, а не хлопок одной ладони», - сказал наставник.

В течение всего года мальчик ловил малейший звук. Он вслушивался в завывание ветра, в крики совы, в стрекотание цикад, в шум ручья, в пенье птиц, в шелест листвы, в шорох трав. Он вслушивался в каждый звук. Наконец, он вошел в подлинную медитацию. Он превзошел все звуки, он достиг Беззвучного Звука. Он вошел в состояние «пробуждения».

На следующих ступенях идут более сложные коаны, требующие совершения невыполнимых действий. Вот какие коаны приводит Уотс: «Вытащи четыре района Токио из своего рукава». «Останови корабль в далеком океане». «Прекрати звон на далекой колокольне». «По улице идет девушка, старшая она или младшая сестра?».

Эти коаны должны показать ученику, что то, что представляет собой дилемму для мышления, не представляет затруднений для действия. Ведь в своей абсолютной «таковости» девушка - просто то; а «сестрой», «младшей» или «старшей», она является лишь в отношении к другим.

Таким образом, из вышеизложенного становится понятно, что  сущность  сатори  не укладывается в рамки персональной психологии. И для его постижения необходим личный опыт, преодолевающий дуальность обыденного сознания. Важнейшим методом для этого служит коан. По нашему мнению, коан представляет собой разновидность интеллектуального созерцания, при котором внимание сознания, его энергия концентрируется на субъекте. В отличие от чувственного такое созерцание можно назвать «обратным». При попытке решить коан ум ищет ответ в привычном русле логики  объектов, то есть в относительном. Но коан закрывает этот обычный внешний, объектный или дуальный путь и, тем самым, заставляет ум. его внимание совершить инверсию, то есть сосредоточится на субъекте, но никак не на эго. В этом заключается главная цель коана. Думаю, что такую  же цель ставят и парадоксы для размышления, принятые в других философских системах. Например, «может ли Бог создать камень, который он сам не может поднять?». Показательна в этом смысле  одна из хасидских медитативных техник. Хасиду предписывалось круглосуточно удерживать сосредоточение на каком-либо экзистенциальном вопросе: «Что тебя ждет?», «Что ты будешь делать, когда наступит конец?», «Что ты ответишь Тому, Кто послал тебя?» (по Бессерману, 1). Понятно, что подобные вопросы призваны  отразить некую принципиальную неполноту нашего обыденного мышления и попытку ее преодоления (вариант «куфу»).

По нашему мнению, коан призван пробудить глубоко сокрытую в человеке энергию «не-дуальности», являющуюся ключом к просветлению (сатори),  которое не заключают в себе никаких представлений  персонально - психологического характера. Персональная психология, понимаемая так как сегодня, охватывает лишь весьма ограниченную область возможностей человека, которые, в сущности, простираются гораздо дальше предполагаемого. В этой связи следует говорить о трансперсональной психологии, иначе могут возникнуть причудливые смешения. Именно трансперсональный подход был и является определяющим в характере буддийской философской мысли. Выдающийся современный востоковед проф. Торчинов (7) рассматривает трансперсональные переживания в качестве базовых, изучение которых формирует вообще суть психологического подхода в религиоведении. Добавим - и в самой психологии. Фромм (11), один из крупнейших современных психологов,   справедливо указывает, что целью дзэн, является познание собственной природы человека: «Он ищет, и его поиски вдохновлены призывом: «Познай самого себя». Но это не научное знание современного психолога, не знание познающего интеллекта, которому он ведом как объект; самопознание в дзэн не интеллектуальное и не отчужденное. Это полнота опыта, в котором познающий и познаваемый едины». По словам Кацуки (4), сатори приводит к  отпадению привычного способа сознания, после чего входит в действие новый способ, независимый от пространства, времени и причинности.   Для реализации последнего необходима соответствующая подготовка, практика и сильная мотивация. При этом  формируется новая личность, которой  открываются более глубокие, ранее латентные пласты психики, снимается дуальность и сознание отождествляется с бытием.

Литература

1. Бессерман П. Каббала и еврейский мистицизм. - Перли Бессерман. - Пер. с англ. А. Блейз. - М. Фаир-Пресс, 2003. - 208 с.: ил. - (Грандиозный мир).

2. Дрогалина Ж. А. Налимов В. В. Семантика ритма: ритм как непосредственное вхождение в континуальный поток образов. - В кн.: Бессознательное, Т. 3. изд-во "Мецниереба", Тбилиси, 1978, С. 293 - 301.

3. Дюмулен Г. История Дзэн-буддизма. Индия и Китай. ТОО «ОРИС» , ТОО «ЯНА-ПРИНТ»- Пер. с англ.  Спб, 1994. -. 336 с

4. Кацуки С. Практика Дзэн. – В кн.: Дзэн-Буддизм. Судзуки Д. Основы Дзэн-Буддизма Кацуки С. Практика Дзэн. Пер. с англ. Биштек.: МП «Одиссей». Гл. ред. К Э, 1993. - 672 с.

5. Лобода Е.Б. Чань-буддизм и его модификации. В кн.: Методология йоги. Под ред. В.В. Антонова. М.: "Сатва", 1993, С. 183 -201.

6. Судзуки Д. Лекции о дзэн-буддизме // Фромм Э., Судзуки Д., Мартино Р. Дзэн-буддизм и психоанализ / пер. с англ. М.: Весь мир, 1997. С. 76-

7. Торчинов Е. А. Религии мира: опыт запредельного: Психотехника и трансперсональные состояния. - СПб.: Центр "Петербургское Востоковедение", 1998. - 384 с.

8. Тхит Ньят Хан  Обретение мира.- Пер. с англ.- Издательство "Андреев и сыновья", 1993

9. Уотс А. В. Путь Дзэн. - Пер. с англ. Киев: "София", 1993.

10. Файнфельд И. А. Коаны  как  способ  трансценденции дуальности сознания в дзэн-буддизме. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 8 (34): в 2-х ч. Ч. I. C. 196-198

11.  Фромм Э. Дзэн-буддизм и психоанализ / пер. с англ. М.: АСТ; Астрель, 2011. 155 с.

12. Хардинг Д. Жизнь без головы. - Пер. с англ. - М.: Открытый мир: Издательство "Ганга",2006. - 144 с.

13. Хемфрейс К. Концентрация и медитация, Тулку Т. Жест равновесия - К.: "REFL-book", 1994, 288 с.

14. Юнг К. Г. Йога и Запад: Сборник: Пер. с нем. - Львов: Iniziativa; K.: Airland; 1994. - 230 с. - (Паломничество в страну Востока).