Яд Победы (www.gorodnabire.ru, 2016г.)

www.gorodnabire.ru
Яд победы

Профессор Игорь Файнфельд
о противодействии терроризму

 

«У жизни был сегодня выходной...» – пожалуй, самая жуткая по своему содержанию строка из стихотворения «Духовный кризис», написанного профессором Игорем Файнфельдом. В свете того, что на днях в Ницце от рук очередного маньяка-террориста погибли 85 человек, включая нескольких россиян, и ещё десятки ранены, строчка звучит особенно трагично. В своих научных работах Файнфельд глубоко исследует проблемы, тесно связанные с психоанализом причин и корней терроризма. Его статья «Борьба за выживание и психология победы» – одна из тех, что могут иметь глубокое практическое значение в поиску пути преодоления терроризма как явления.

– Игорь Ананьевич, я прочитал вашу статью и со страхом осознаю, что по сути будущий террорист может быть таковым ещё в материнской утробе. Это действительно так?
– Любой человек сочетает в себе два диаметрально противоположных начала. Первое – это то, что мы называем царством божиим внутри нас, то есть всё лучшее, собранное в человеке. Второе лично я называю сатанинским началом, паразитарным. Откуда оно взялось? В процессе эволюции человеку нужно было приспосабливаться, выживать. Даже в утробе плод живёт за счёт матери и по существу является типичным паразитом. Потом ребёнок сосёт грудь, и в конце концов, при неправильном воспитании, тенденция всё время поглощать переходит на социальный уровень. Типичный пример – тезис Мичурина: «Мы не можем ждать милости от природы, взять их у неё – наша задача». Паразитарный принцип, который ничего, кроме разрушения, не принёс.

 


Игорь Ананьевич Файнфельд – доктор биологических наук, психотерапевт, почётный работник высшего профессионального образования, член Союза писателей России как поэт, эссеист и прозаик. Автор многих научных работ, в том числе восьми монографий, на темы психоэнергетических возможностей человека, стресса, духовной культуры Дальнего Востока, толкования сновидений. Печатался в Болгарии, Польше, Испании, США. 
Его духовный опыт, система ценностей и взглядов нашли отражение в поэтическом творчестве и литературно-философских трудах. Файнфельд – автор шести поэтических и восьми прозаических (медитативные повести) книг, изданных в Биробиджане, Благовещенске и Москве. Стихи переведены на китайский и английский языки.

Сегодня множество людей находятся в состоянии тревоги, а корней этого состояния люди не понимают. Между тем это естественно: самой природой предполагается мобилизация человека, включение его в борьбу без предварительной подготовки. Благодушных и расслабленных природа просто оттирает. Состояние вечной тревоги (страх – одна из её форм) человек подспудно должен снимать, иначе его психику просто разорвёт. Уход от состояния тревоги я и называю чувством победы. При этом у человека выделяются гормоны удовольствия. Сейчас, кстати, развивается наука, которая так и называется – счастьеведение. Возьмите, к примеру, связь мужчины с женщиной: у мужчины чувство победы предшествует самому контакту, иногда он чувствует себя победителем, только получив согласие на контакт. Он победил, а дальнейшее уже второстепенно.

Итак, тревога и победа – это два главных компонента жизни. Люди определенной категории пытаются обеспечить себе чувство победы извращённым способом, от этого они хотят получить максимум эмоций, но это тупиковый путь. Что такое мания величия? Не что иное, как извращённое чувство победы, сюда же можно отнести жестокость по отношению к женщине, животному, хулиганское поведение и прочее. Камеры пыток, концентрационные лагеря – всё это из той же самой оперы.

 

– В чём же, скажите, связь чувства победы и терроризма?


– Чувство победителя по своему физическому состоянию не отличает человека, выигравшего в шахматы у Таля, и убийцу, получившего наслаждение от содеянного. Более того, убийство несёт в себе двойной капкан. Любой человек подспудно боится смерти. Убивая другого, он делает его смертным и при этом сам над смертью возвышается, побеждает её. Кто такой террорист? Это человек с больной психикой, который желает насладиться чувством победы над смертью. Он этим чувством наслаждается, не получив ещё даже результата. Эдакое наслаждение уничтожением. Даже сытое животное себе такого не позволяет.

Человек вообще живёт либо созиданием, либо разрушением. И то, и это даёт наслаждение, поскольку связано с движением. При созидательном потоке иногда нужно грести против течения. Так получают истинное наслаждение – наслаждение от преодоления преграды. При разрушении ничего делать не нужно. Наркоману достаточно ввести в вену лекарство – и он получает наслаждение, разрушая собственный организм. В основе терроризма лежит тот же принцип, только террорист убивает других, а не себя. И без этого он уже не может. Ему нужно постоянно убивать, чтобы получать наслаждение.

 

– Возникает законный вопрос: что этому можно противопоставить?

 

– Считаю, что альтернатива должна быть очень жёсткая. Террорист – это животное, в самом плохом смысле слова, в личине человека. Это наркоман, который, однажды почувствовав вкус крови, уже не остановится. Метод борьбы с этим явлением простой: ликвидация. Наивно говорить о гуманности, каком-то внушении... На мой взгляд, перевоспитание невозможно.

 

– Раз вы считаете, что терроризм – это форма психического заболевания, может быть, когда-нибудь наука научится его лечить?

 

– Это не исключено. Но в таком случае придётся научиться выявлять группы риска. Сейчас, борясь с наркоманией, пытаются, например, уничтожать коноплю. Но это меры, которые предпринимаются в связи с уже имеющимися фактами. Работа с группой риска даёт более эффективные результаты. В Швеции, например, есть музей наркомании. Туда родители приводят детей, им показывают шприцы, ватки, резинки и другие атрибуты употребления наркотиков. После посещения музея родители очень внимательно начинают присматриваться к своим детям, наблюдают за их поведением, стараются увидеть, нет ли признаков, свойственных людям, начавшим употреблять наркотики.

 

– Каким образом можно определить группы риска применительно к терроризму?


– Террористы – это люди, которым не привит естественный способ получения удовольствия. Многие просто не понимают, чего они хотят. Психологически человека нужно обследовать ещё с младенческого возраста, нужны специальные программы. При каждом губернаторе обязательно должен быть советник по противостоянию терроризму, быть может, даже аппарат специалистов.

 

– А для чего тогда специальные службы, ФСБ, например?


– Они занимаются уже состоявшимися фактами. А нужен человек, умеющий выявлять факторы риска, имеющий специальную программу профилактики и внедряющий её в работу. Вопрос о сознании – психологический и отчасти религиозный, он будет волновать людей даже в тридцатом веке.

Воспитание человека – это программирование, куда закладывают понимание, что хорошо, а что плохо. Специалисты в области борьбы с терроризмом должны быть способны вывести людей на совершенно другой уровень сознания, они должны понимать относительность любого мировоззрения. Таких людей можно готовить, по сути именно этим раньше занимались в духовных школах.

Священная война, газават, о которой вещают сеятели терроризма – это абсолютная чушь. Ислам – самая молодая, очень энергетически насыщенная программа. Буквальное понимание её основного тезиса «убей неверного» – это понимание извращённое. Пророк не призывает убивать не мусульман. Пророк говорит о том, что убить неверного нужно в себе, для того чтобы самому стать верующим.

Современное общество больно, и уничтожение террористов – это как срезание сухих ветвей с больного дерева: убирая симптомы, растение не вылечишь. Методов и средств борьбы с заболеванием гораздо больше, их просто нужно искать.

 

Беседовал Александр ДРАБКИН