Внутриутробная жизнь капитана Серого. Книга вторая. Москва, 2012 г.

 

В трещины времени

смотрят глаза.

Все поколения

смоет слеза.

 

Предисловие воскресшего капитана

 

И побрел я по улице смерти, и скачущие куски проносились мимо меня. И увидел я лицо смерти, из глубин которого проступал звездный лик бессмертия, лик вечности, сокрытый в каждом смертном куске. 

Проявление и исчезновение каждого куска видел я, и не было никакого временного интервала между проявлением и исчезновением. Все было одно.

И понял я, что полного, растворяющего слияния со своим бессмертным ликом жаждет каждый скачущий к своей смерти кусок.

И с кровью сорвал я со своего лица маску, которую всегда носил на себе, называя Вселенной; и заплакала маска старыми, кровавыми слезами. И стекали слезы, и растворялись в них смертельные маски, с которыми всегда отождествляли себя скачущие куски.

И обратил я взор в свои глубины, и нашел там только одно – великую силу самопреодоления, и слился с ней, и обрел свое подлинное, вечное «я», которое так долго ускользало от меня.

И твердый, как алмаз, скипер света оказался в руках моих. И проткнул я им свое прежнее небо и прежнюю землю, и новый свет пролился на меня, и вытолкнул меня из космической пещеры в иные, необъятные просторы самого себя.

И побрел я по улице жизни, и скачущие куски бессмертия проносились мимо и сквозь меня, и в каждом успевал я увидеть отраженное лицо неба. 

Архетип соития

                   

                  В любую форму облачаясь,

                  И в свою подлинность вливаясь,

                  За всякой формой бытия

                 Дух постигает сам себя.

 

Виктор Сергеевич Серый-Спринцович, опытный гинеколог, собирался на работу. Он был холост по той простой причине, что, постоянно общаясь с женщинами на работе, не мог выносить их общества дома, невольно принимая каждую из них за пациентку. 

Задолго до начала приема доктор вошел в кабинет и погрузился в тревожные размышления, связанные с яркими повторяющимися сновидениями, в которых он извлекает ядра бессмертия из абортированных плодов и клонирует в своей квартире. Женщинам, желающим иметь развитых детей, он тайно продает под видом ядер желеобразные куски, рекомендуя подмешивать их в пищу мужьям, крепко стоящим на земле и твердо верящим в реальность своего чувственного мира. 

За годы работы чаша клонирования превратилась в огромную, тяжело дышащую матку с сидящим внутри прозрачным ребенком, мягким во время вдоха и твердым, как камень, во время выдоха. 

Созерцая ребенка, Виктор Сергеевич отождествляется с ним и вступает в разговоры со странными двуногими существами, которые, согнувшись кольцом, вгрызаются в самих себя и, выворачиваясь наизнанку, выходят совершенно преображенными.

«Я знаю о том, я знаю и об этом», - так думают незнающие. Кто хочет стать знающим, пусть уберет это «О» и «Об», тогда он и знание станут одним, - говорит доктор устами ребенка.

отвечает собеседник.

Когда действуют враждебные сущности, на их пути всегда встает откуда-то появляющийся капитан. Если же действуют сущности, несущие созидательную силу, то капитан помогает им и просит вытащить его из сердца.

Иногда ребенок предстает едва различимой золотой точкой в сердце и, отождествившись с ней, доктор творит собой весь окрестный мир, который исчезает, проявляясь. И он сам поднимается над миром и, одновременно, входит в самые глубины этого мира. Прошедшей ночью ребенок предстал кровавым слепком его собственной головы.

Тревожные и, казалось, нелепые сновидения не выходили из памяти. Виктор Сергеевич понимает: в сновидениях он истолковывает отраженную в них явь, а в яви – сновидения. Он чувствует – сновидения проявляют глубинную активность созидательной силы в его душе, а явь – разрушительной силы, и осознает, что при слиянии этих сил возникает третья сила, полностью трансформирующая его сознание. Но для этого ему нужна помощница. 

«Все привычное своей видимостью притягивает, удушает и старит меня, - думает Виктор Сергеевич. - Но сновидения и глубокие сны, заняв место яви, выворачивают душу наизнанку, проявляя ее глубины и позволяя видеть сокрытое за видимостью, хотя в то же время этим проявлением и закрывают чистую, необусловленную и неизменную основу. Но за явью и снами открывается путь, ведущий к сердцевине бессмертия, смотрящей в самое себя».

Виктор Сергеевич вспомнил свое старое виденье, когда он, слушая запись камлания шамана, едва не вошел в черную воронку, медленно втягивающую в себя.

«Мне хватило энергии на интуитивное осознание того, что не следует входить в эту воронку, а уйти в сторону и возвратиться обратно – это был поиск иного пути, направленного против обычного людского потока, ведущего к смерти. Созидательная сила помогла мне выбрать иной путь – сознательной смерти при жизни».

 - Ты освободился от трупа, - говорит капитан, - но труп медленно ползет за тобой! Оживи себя этой последней, остаточной энергией трупа. Это твоя энергия жизни, впитай ее и рождай самого себя в своей подлинности и вечности! В этом настоящая победа!

 - Да, - слышит он хрипящий, тяжелый шепот трупа, - возьми эту энергию, обновись и воссоздай самого себя! Я ведь только кажусь тебе трупом. Я – это ты сам, слитый между тем, кем ты был, и кем ты будешь. Я – это ты! Между жизнью и смертью – вечность! 

Внезапно Виктору Сергеевичу вспомнился его очень давний разговор с прилетевшими птицами. Вскоре он почувствовал, что пристально созерцает голубя, сидящего на подоконнике, медленно сливается и отождествляется с ним. И вот уже он смотрит из голубя сквозь сидящего за столом человека в окружающее пространство. Внезапно человек обращает взор на свои руки, сжимает и разжимает пальцы, показывает их голубю и видит, как руки медленно превращаются в голубиные лапки. Голубь улетает.

Видения и размышления прерываются. В кабинет уверенно вошла пациентка – крупная красивая женщина. 

 - Что заставляет Вас думать об аборте? - спросил доктор, заглянув в медицинскую карточку Заношеной Веры Степановны. 

 - Тяжелый философский токсикоз, - глубоко вздохнув, ответила женщина. На ее глазах блестели слезы.

 - Обращались ли Вы ранее к врачам? - осведомился доктор.

 - Специалисты не обнаружили никаких признаков, хотя беременна я уже несколько лет! - ответила Заношеная.

 - Не беспокойтесь. - Доктор ничуть не удивился услышанному. - Они не имеют никакого представления о трансцендентальных методах познания, а техника здесь бессильна. Главное – Вы сами знаете о своей беременности.

 - Плод разочарован в возможностях внеутробной жизни и не хочет выходить на этот свет! - задумчиво проговорила Вера Степановна.

 - Почему? - поинтересовался доктор. 

 - Супруг навязывал плоду материалистическое мировоззрение. Когда социальная ситуация стала иной, он попытался изменить свою философскую ориентацию и потерял всякую ориентацию. Трагедия заключается в том, что вместе с потерей ориентации муж утратил и пол. Значит, его пол был мнимым. Но как был зачат плод? Других общений у меня не было. А плод ведь так чувствителен к ментальным воздействиям! Уверена – он не хочет рождаться из-за того, что не определился с полом. О муже плод и слышать не хочет, считая его предателем семьи и самого себя. Он развивает дух по собственной программе и сигналит о своем твердом решении – оставаться в утробе до полного вызревания.

 - Мутант! - подумал доктор, чувствуя сильную, нарастающую вибрацию. Ему казалось – он, говоря с беременной, невольно отождествляет себя с плодом. На миг Заношеная ощутила тяжелый толчок и сильное давление под сердцем.

 - Силы покидают меня. Я вынуждена сделать аборт, - чуть слышно произнесла она, пристально, с глубокой нежностью, как на грудного ребенка, взглянув на доктора.

«Вот твой шанс родиться, иначе подохнешь паразитом!» - услышал доктор внутри себя голос капитана. Страх приближающейся смерти заполнил все его существо.

 - Вы заблуждаетесь! - с трудом преодолевая себя, обратился он к пациентке. - Токсикоз – следствие тяжелой борьбы плода с паразитом. Сегодня плод одержал победу. Антиплод полностью уничтожен. 

 - Антиплод – это разрушительная сила, которая если побеждает, то материализуется и предстает в образе родившегося ребенка? - после короткого размышления спросила пациентка.

 - В утробе происходит смертельная борьба двух противоборствующих сил за судьбу ребенка. Пока в большинстве случаев, к сожалению, паразит полностью пожирает плод, обретая, тем самым, его силу и облик. Это рождение Сатана, рождение смерти. Так размножается смерть. 

Если в утробе процесс не заканчивается, то на свет появляется двойня в одном обличье и смертельная борьба продолжается в течение жизни. 

«Аборт паразита необходим!», - слышит Виктор Сергеевич знакомый голос.

 - Рождение жизни, - продолжает доктор, - происходит в редчайших случаях победы плода, его созидательной силы, интегрирующей в себе паразита.

В утробе – просветленный плод, начало нового витка развития жизни. Вам следует, не отождествляясь со своим эго, извлечь свет из любых предметов и явлений, полностью преодолев индивидуальность, то есть ментальную структуру «внешнее-внутреннее» и, перейдя на полевой уровень сознания, обрести цельность самой себя и отождествиться с плодом.

 - Объясните, пожалуйста! - попросила крайне заинтересованная женщина, которой понравилось, что доктор без осмотра верит в факт ее беременности. Она надеялась на взаимопонимание. Ей казалось – слова доктора идут из ее собственных глубин. На мгновенье доктор в глазах Заношеной увидел огромный сверкающий глаз.

 - Воскресший глаз, - доносится до сознания знакомый голос, - видящий только взирающие и молящие о воскресении формы, хотя еще и не умершие. Поистине умрите сначала, но умрите при жизни – это и есть воскресение!

 - Человек – андрогин. Стремление к проявлению своей второй половины и слиянию с ней происходит крайне редко у взрослых людей, а реализация наступает еще реже, - после небольшой паузы проговорил Виктор Сергеевич.

 - Не понимаю! - обеспокоилась Заношеная.

 - Повторяю! Человек – андрогин. Сокрытая половина требует проявления для оплодотворяющего соития. Пока человек считает себя однополым, то он – паразит. Сакральная тайна жизни – преодоление паразитизма. В этом смысл «малого» андрогина. Но вначале нужен тотальный разворот всего бытия! 

Виктор Сергеевич задумался и, казалось, забыл о пациентке.

 - Мне трудно понять Вас! - спустя несколько минут произнесла Заношеная. Доктор вздрогнул и заговорил:

 - До появления на этот свет девять долгих месяцев Вы, как и любой плод, лежали в утробе вниз головой, пожирая собственную мать. Это закон природы. Любой человек рожден «перевернутым», то есть отчужденным от мира и самого себя. Обычный здравый смысл прочно закрепляет эту «перевернутость», и ментальный гроб душит в себе человека.

Ваш же плод уже прошел андрогинат, проявив тем самым третью силу!

 - Если плод прошел андрогинат, - тихо произносит Заношеная, - то теперь это нужно сделать мне, концентрируя две противодействующие силы: женскую и мужскую, взаимодействие которых должно, как я поняла, не нейтрализовать друг друга, но породить третью – созидательную силу, силу андрогина.

 - Вам нужно окончательно победить паразита! - произнес доктор.

 - Но почему паразита? - удивляется Заношеная.

 - Это известно. Плоды – паразиты, питающиеся за счет матерей и отравляющие их своими отходами. Паразитизм в онтогенезе ясно, как в чистом зеркале, отражает паразитизм филогенетический.

Эволюция паразитизма и социальные паразитарные условия, вынуждающие человека бороться, приспосабливаться к окружающей среде и текущим событиям, сформировали архетип паразита, проявляющийся в виде эго.

Необходимо преодолеть паразитизм эго, а далее выявить и осознать паразитарную сущность подсознания и выйти в сверхсознательное.

Для этого и следует искать путь к глубинному соитию противоположных половин. Сознательно погружаясь в сокрытую половину себя самого, подавляя состояние двойственности «Я» – «Не-Я», концентрировать силовое поле или первоматерию, из которой и воссоздавать себя – «большого» андрогина.

Вы бессознательно встали на путь преодоления своей паразитарной психогенной основы, тем самым помогли плоду в его борьбе. Повторяю, теперь Вам нужно окончательно победить эго-паразита, то есть развернуть душу в подлинную реальность сокрытого, в жизнь смерти. Это и есть упоминаемый мною тотальный разворот всего бытия! Помните, у Мейстера Экхарда сказано: «Мое око и Божье око – одно. Это абсолютное, единое око».

 - Чувствую грандиозность этого выражения, но смысл пока недоступен сознанию, - сказала Заношеная. 

- Постигните выражение Филиппа Парацельса: «Глаз видит благодаря человеку». Смысл этого выражения трудно понимаем, а рационалистам никак недоступен. Можно думать – речь идет о человеческом глазе. Но Парацельс говорит о космическом взгляде, о Божьем оке, которое видит благодаря человеку.

 - Что же делать? - тревожно спросила Заношеная.

 - Учиться «обратному» созерцанию или выработке вселенского взгляда, который и есть Ваш «обратный» взгляд. Сознательно соедините два взгляда – «прямой» и «обратный» в один. В сущности, взгляд всегда один, но обычно человек не понимает этого.

Странное предчувствие и глубокое волнение мешали доктору, и он назначил беременной встречу на завтра. 

Заношеная вышла. Стены кабинета медленно растворились в воздухе. Виктор Сергеевич погрузился в раздумья, чувствуя внутри себя тяжелые страдания своего инкапсулированного, томящегося по вечности эго, которое страстно желает декапсуляции. Доктору казалось – он продолжает разговор с Заношеной,

 - Я покрыта капсулой или мир? - спрашивает она. - Кто сотворил ее? Кто я? Пространство, время, причинность – это организация сознания, к которому добавляется эго. Это схема в Схеме. Как разрубить совокупность иллюзий – мою капсулу, блокирующую подлинную свободу? 

 - Да, - тихо отвечает доктор, - восприятие окрестного мира насыщает ум множеством образов. Ум запечатывается в этих границах и не воспринимает духовные формы. Преобразите ум, удалите все мешающее, высветите внутреннюю духовную реальность, чьи контуры проступят через оболочку предметов. Необходима гармония чистой мысли, лишенной всякой чувственной конкретности. Как говорил Гегель: «работа в этом царстве теней есть абсолютная культура и дисциплина сознания». Последнее достигается упорной тренировкой, освобождающей сознание от всех природных образов. Только чистым созерцанием достигается освобождение и единение души с метафизической реальностью. 

 - Как это сделать? - Выходите за названия. Есть слово, есть вещь, означенная этим словом. Сосредоточьтесь на промежутке, станьте им. Сконцентрируйтесь на точке, которая не точка, а весь белый свет. Плод поведет Вас к просветлению!

 - Поистине, у меня, - думает Заношеная, - одна нога в капкане названий, а другая в капкане чувств, и не смогу я ходить свободно; и горько буду скакать с перекрещенными ногами к своей сырой пещере, пока не освою место за названиями, не освобожу его и не заполню светом – в этом спасение для меня!

Вера Степановна вспомнила свои студенческие годы, наполняющие ее новыми понятиями. Она вновь пережила свои чувства во время одного из труднейших экзаменов, требующих глубокого понимания. Она терпеливо ждала экзаменатора, погрузившись в понятия. И вот понятие заведующего кафедрой вышло из понятия разговора, отправилось в понятие экзамена и предстало перед ней с вопросом:

 - Какова эволюция ваших понятий?

 - Вернее, понятие эволюции моих понятий, - уточнила она.

 - Да.

 - От понятия «простого» к понятию «сложного».

 - Через что?

 - Через понятия.

 - Понятие понятия через понятие. Но в чем тогда понятие эволюции ваших понятий?

 - В самом понятии. Без понятия эволюции не будет эволюции, вернее ее понятия!

 - Ничего не понимаю!

 - Значит, не имеете понятия.

 - Да!

 - Но это ведь ваше понятие «непонимания»!

 - Ладно, считайте, что сдали экзамен, вернее, можете иметь понятие, что его сдали.

 - Что, экзамен или его понятие?

 - Это одно и то же. 

Устав от трудных воспоминаний, Вера Степановна решила отдохнуть и отправилась в театр, где шла пьеса режиссера Леонарда Ноева по рассказу писателя Василия Стертого «Проблески понятий». 

Вера Степановна внимательно слушала диалог героев, облаченных в тяжелый панцирь понятий, проросший в их души, страстно желающие обрести свободу.

Его страдающее понятие:

 - О «вещь в себе», ты – «вещь во мне», 

Как видимость сгноить на дне?

Заговори же ты со мной,

Люблю тебя, и весь я твой,

Откройся мне, моя ты суть,

Непостиженья давят грудь,

О вы, злосчастные куски, – 

О феномен моей тоски!

Ее жаждущее удовлетворения понятие: 

 - О пусть я сплю – 

Зародыш – явь моя,

Тебя люблю – 

Свет инобытия,

Я сплю умом, 

Ум моей тьмою спит,

Тяжелый сон 

Пустышками гремит…

Его обидевшееся на нее понятие:

 - Зачем себя не постигая

О вечном мире ты хрипишь?

Единое умом дробишь,

Живое в мертвое вбивая,

Иллюзий злая пелена

Земные очи застилает,

Кривое истиной считает,

Душа во плоть заключена, 

Но жаждет истины она.

Ее раздраженное понятие:

 - Взыскуешь ты с чужого слова,

А сам постигнул ли себя?

Постигнул ли первооснову?

Постиг ли тайну бытия?

Его надеявшееся понятие:

 - Постиг я скипер,

Камень вечный,

Прозрачный вижу я кристалл,

Давно я в нем себя узнал,

Растаял в миге бесконечном.

Ее неверящее понятие:

 - Опять слова, пустое дело,

Как мне докажешь правду ту,

Я знаю, мысль всегда хотела

Постигнуть жизни пустоту.

Его понятие, понимающее необходимость беспонятийности:

 - Нет, не пустая,

Не пустая, 

Земная, полная она,

Она поистине живая,

И в мире есть она одна.

Ее поверившее понятие:

 - Ну что ж, поверю, буду биться,

Хочу взглянуть я в эту глубь,

К своим истокам проломиться,

Узреть единства сущий путь!

Во втором отделении герои пробудились, освободились от всех понятий, однако понимая, что только понятиями можно сообщить другим о своей беспонятийности. 

Беспонятийный, использующий понятия:

 - Из всякой формы вышел я,

И тем вошел в любую,

Живу превыше бытия, 

О прошлом не тоскую,

Быть может, прежде я не жил,

Бродила тьма живая,

Быть может, прошлое забыл,

О кто же ты такая? 

Беспонятийная, использующая понятия:

 - В сокрытое нырнула я,

Но видимость осталась,

Из всякой формы бытия 

Себе я открывалась. 

Смеялась я, смеялся свет,

И звезды хохотали,

Зачем мир в видимость одет?

Чтоб мы ее сорвали.

Вера Степановна была очень довольна посещением театра. Она, как и герои пьесы, старалась освободиться от понятий.

 

Трехполые люди

 - Когда я отождествляюсь с неподвижной точкой – мужским творческим принципом-полюсом, а также и с его женской излучающей силой, - напряженно размышлял доктор, - и тем соединяю их в священном браке, то исчезает отличие принципа от его манифестирующей силы, проявляемой в любой манифестации. Таким образом, брак может быть как с силой – это внутренний, священный брак, так и с манифестацией – формой, принимаемой за самостоятельную сущность без понимания ее основы. Последний брак, внешний брак – есть только соитие с формой, не ведущий к реализации, но, наоборот, отделяющий мужчину от самого себя. Да, это так, если принимать любую форму за отдельную и самостоятельную. Но все не так просто, ведь форма – это пустота, и потому брак пустоты с пустотой рождает пустоту, но обычно неосознаваемую и принимающую себя за отдельную форму, пусть и живую. Нужно вначале осознать пустоту самого себя, а потом найти осознавшую себя пустоту и вступить с ней в брак. 

Заношеная крепко спала, однако чувствовала – меняется, перемещаясь внутри самой себя к центру. 

Вдруг из сердца вышла маленькая прозрачная женщина. 

 - Давление – главный признак беременности андрогином, - спокойно произнесла она, внимательно вглядываясь в лицо Заношеной. - Вскоре тебе предстоят роды – полное слияние с плодом. 

 - Не понимаю! - произносит Заношеная.

 - Выяви в себе соотношение между проявленным и скрытым – истинным! Отыщи в себе прозрачный кристалл, лежащий вне времени и пространства, вне рождения и смерти. Это твоя подлинная природа. Отождествись с ней!

 - Объясните! - просит Заношеная. Ей кажется, что она ведет диалог с самой собой

 - Учись чувствовать напряженность основы непроявленного в проявленном, то есть основы существования любой формы.

 - Я должна чувствовать за проявленным непроявленную его мощь, его основу, не отделенную от видимости, но воспринимаемую только через мою собственную непроявленность; поскольку моя пустота – есть пустота или непроявленность любой вещи.

 - Так единая непроявленность принципа самопознается в тебе и, тем самым, во всех проявленных вещах. Постигни, повторяю, напряженность непроявленного, ограниченного любым проявлением. Эта напряжеенность непроявленного, надформенного, надчеловеческого и есть основа. Поэтому любая форма и не равна самой себе, так как несет проявление принципа, но ограничена своим проявлением, то есть потенциальностью непроявленного в любом проявленном. Познание форм имеет резон только в познании их бесформенности, то есть проявляющего их принципа.

Женщина повернулась и медленно вошла в спящую, заполнив все ее существо.

Вскоре Заношеная проснулась, чувствуя, что сокрытая половина ее души с большим влечением тянется к обычной, проявленной половине.

 - Во время сна соотношение между проявленным и сокрытым предстает одним, а во время яви совсем иным, - думает она. - Главное – выявить в проявленном энергетику сокрытого. 

***

Заношеная, подходя к кабинету доктора, чувствовала – здравый смысл мешает ей разобраться в самой себе. «Утверждая существование какой-либо вещи, - думала она, - я утверждаю ее ограничение, то есть ее неполное существование. Но нет ограниченных вещей – все они бесконечны. Таким образом, любое утверждение – это утверждение определенного отсутствия. А отрицание – это утверждение, которое совершенно неограниченно. Таким образом, всякое утверждение – это утверждение отсутствия, так как отсутствие не может существовать, то есть утверждаться.

Любая идея, открывая себя, тем самым себя скрывает. Тогда открытие здравым смыслом моих глубин – есть лучший способ их сокрытия. 

Все ли у меня в порядке с головой? Здравым смыслом не понять. Нужно выйти из двойственности, слиться с целостностью и попытаться отразить ее. Как? Видимо, парадоксом, который является таковым лишь для здравого смысла. Вне здравого смысла нет никакого парадокса.

Она зашла к доктору в кабинет. Ее терзали сомнения. 

 - Вы реальны в своем отсутствии и не реальны в присутствии, - заговорил Виктор Сергеевич. - И когда эти понятия слиты в одно, то Вас нет, потому что Вы есть, и есть, потому что нет. На понятиях держится описание мира. Если их отбросить, проявит себя беспонятийное сознание – фон, основа, энергия, подлинный философский камень, на основе которого возможно формирование и использование понятий. Но любое понятие, любая мысль – есть аллегория «ничто», алкахеста – философского камня, который, в конечном итоге, все и творит, сам никак не участвуя в этом. Мысль возникает для того, чтобы «ничто» могло от нее освободиться. Именно в производстве мысли вечное высвобождение «ничто», без которого, как я сказал, вообще ничто не возникает.

Теперь Заношеная начала сомневаться в здравом смысле суждений доктора, интуитивно понимая еще глубже: здравый смысл – не советчик и отравляет плод. 

 - Нуминозная природа человека – «вещь в себе» Канта, «воля» Шопенгауэра, - продолжал доктор, - открывается только благодаря интеллектуальной интуиции и предстает здравому смыслу в виде «ничто», поскольку лежит вне его познавательных возможностей. Слова могут лишь намекнуть на «вещь в себе» или «волю». Только чистым молчанием, пустотой, свободой, «ничто» можно приблизиться к интуитивному постижению «вещи в себе». Попытка раскрыть эту «вещь в себе» – есть вечное начало и стремление человека. Видеть снаружи человека, а изнутри – «вещь в себе» – это значит видеть его в целом. Осознайте пустоту самой себя!

 - Не сойдет ли плод с ума, слушая наши разговоры? - озабоченно спросила Заношеная.

 - Главное – чтобы этого не случилось с Вами! Плод стремится к тому, чтобы Вы ясно осознали тщетность здравого смысла. Эти разговоры чрезвычайно полезны Вам, способствуя проявлению трансперсонального сознания. По ту сторону времени встретитесь Вы с самой собой, со своей подлинностью, вечностью и творящим покоем, - ответил доктор. 

                         ***

На другой день Заношеная пришла к доктору, который приветливо встретил ее и заговорил:

 - Я упоминал, что, рождая человека, природа проявляет его однополость. Свою же сокрытую половину он должен проявить сам. 

 - Трудно осмыслить! - произносит Заношеная. «Осмыслить – набить свои глаза мыльной водой, которой обмывают нерожденных мертвецов, чтобы уподобить им себя, лишая подлинной жизни», - слышит она голос внутри себя. На миг ее тело делится на две половины, охватывающие и крепко сжимающие доктора.

 - Физическое рождение проявляет только половину человека, вторая половина – противоположный пол – сокрыта в глубинах, - продолжает доктор, преодолевая внезапно возникшую тяжесть во всем теле. - В глубинах людей находится первоматерия, состоящая из их сокрытых, нерожденных половин, проявляющих себя внутренним давлением и тяжелой тоской. Не понимая причин и сопротивляясь неблагополучию, человек неосознанно пытается извлечь энергию своей сокрытой половины из особей противоположного пола. Принимая видимость за реальность, он ведет паразитарный образ жизни. Омраченное существо иначе жить не может. 

Телесные браки – это паразитарные браки, никогда не удовлетворяющие бессознательное стремление к проявлению сокрытых половин. 

В редчайших случаях, когда удается глубинное соитие и проявление внутреннего андрогина, то, например, женщина-андрогин внешне может сохранять свой прежний однополый облик, как и мужчина-андрогин. Следует понимать, что андрогинат может быть как сознательным, так и спонтанным, совершенно неосознанным.

Среди нас существуют люди – носители двух слитых скрытых полов и одного явного, видимого. Среди трехполых людей могут быть интересные варианты. Скажем, где-то среди людей живет бессознательный андрогин, имеющий все телесные признаки женщины и считающий себя таковой. Если эта мнимая женщина вступит в брак с обычным мужчиной, то от этого в облике однополого человека рождается существо, в котором однополость опирается на два слитых пола, то есть на сокрытого андрогина. Ведь если андрогин появился в роду, то исчезнуть не может, хотя и сокрыт от телесных глаз. Такое существо совершенно не подозревает о своей трехполости и не понимает – кто оно такое. Внутри этих существ происходят дикие поисковые мистерии, что внешне может проявляться как странность, тяжелейшая душевная болезнь или дикая немотивированная агрессивность. Трагедия заключается в том, что о болезнях трехполых существ и об их прозрениях наша наука и культура вообще еще ничего не знает. Но трехполые существа вскоре дадут о себе знать! 

Браки даже между бессознательно трехполыми существами полезны. Здесь может быть два исхода: либо в процессе брака осознание в себе сокрытого андрогина и работа по раскрытию внешнего, либо – сокрытый андрогин в процессе соединения супругов вытесняет тяжелую иллюзию внешней однополости. 

Однако, если до брака у человека уже произошел сознательный внутренний андрогинат, но сохраняются внешние признаки однополости, то тогда возможны духовные браки. Так, скажем, если мужчина-андрогин вступает в брак с женщиной-андрогином, то их сознательным соитием и внешним андрогинатом достаточно полно проявит себя сокрытый андрогин. В результате появляются реализованные существа – носители надындивидуального сознания в отличие от нынешнего человека – носителя эго-сознания. Трудно понять, но потенциально все нынешние люди – трехполые существа, медленно бредущие к самопроявлению.

***

 - Пока человек не гармонизирует обе свои половины, - говорил доктор при следующей встрече с Заношеной, - то на проявленном уровне он, например, – мужчина, а на сокрытом – женщина. Но подлинно сокрытое бессмертно и поэтому реально в отличие от проявленного, всегда подверженного разрушению, то есть стремящегося в сокрытое. В этом смысле существо, выглядящее женщиной, есть – мужчина, а существо, выглядящее мужчиной, – женщина. И когда внешняя женщина, которая является, по сути, мужчиной, ищет мужчину – это означает, что мужчина ищет женщину, что совершенно недоступно рассудку. Обычным соитием оплодотворяется лишь внешняя женщина, которая способна родить только однополого инвалида. Сокрытый же мужчина в ней остается без пары. Нужна полная трансформация сознания, пробуждающая иное восприятие и возможность соития со своей сокрытой половиной. 

В этом заключается самый ядовитый парадокс жизни однополого инвалида – самого страшного паразита из всех живущих на этой планете. Его паразитарное сознание следует абортировать!

 

Малый и большой андрогин

 - Как же происходит становление андрогина? - спрашивает Заношеная.

 - Вы знаете: преодолением врожденного паразитизма путем соединения «обратного»-мужского взгляда с «прямым» взглядом-женским, приводящим к слиянию сокрытых противоположных половин. Главное – стремиться не к воссозданию «малого» андрогина, которым человек был когда-то и о чем помнит в глубинах своей души, а именно нового «большого» – метаандрогина.

 - Я не совсем понимаю сказанное! 

 - Большой андрогин проявится тогда, когда Вы, выявив Самость – основу Вашей психики, соединитесь с трансперсональной, то есть психоидной реальностью, принимающей в Вашем восприятии образ Бога или Союзника. Проще говоря, при включении в Ваше мировоззрение метафизических сил – сил недуальности. 

 - Как осуществить это? - спрашивает Заношеная.

 - Нужно вначале извлечь трансперсональную силу или силу творческого принципа из глубин бессознательного, то есть из-под прикрытия эго. Затем осознать эту силу, слиться с ней и выйти в надындивидуальное или сверхсознательное пространство, отождествившись с архетипом, и далее извлечь из архетипа надархетипическую структуру, слиться с ней и отождествиться с самим принципом-точкой. Иначе говоря, дойти до творящей основы – всегда сокрытой, но проявляющей все. Идти туда, где Вселенная еще не сотворена, за пределы Времени.

 - Мне трудно понять Вас! - говорит Заношеная.

 - Интуитивное понимание придет тогда, когда Вы ощутите в себе движение всетворящей силы, отождествитесь с ней и одновременно ощутите прекращение всякого движения. 

Но об аборте и думать забудьте. Преступление – пытаться подавить нарождающийся виток нового развития жизни! - тихо проговорил доктор каким-то высоким, почти детским голосом. Заношеной показалось – он просит пощады. 

Расставаясь с пациенткой, доктор порекомендовал ей воздержаться от травмирующих разговоров с мужем, которые, по его убеждению, сильно осложняют ситуацию.

 - Сверхплод слышит эти разговоры и, зная им цену, разочаровывается в вашей духовности, сомневаясь в возможностях вашего роста. Помните, его развитие уже сейчас превышает Ваше, как развитие человека превышает развитие морского котика!

Завтра мы продолжим беседу, - ответил доктор и отпустил пациентку. 

***

Ночью в сновидения Заношеной пришел Феномен Ноуменович Иллюзиков с друзьями. В их разговоре проявлялись ее прежние мысли: 

 - Вы – иллюзии, хотя как феномены – реальны. Вы – реальные иллюзии. Но если станете реальны там, то обретете нереальность здесь. Реальность – это нереальность. «Здесь», «там» – слова. 

 - Где же реальность? 

 - Нигде и везде.

 - Это реальность?

 - Да, пока ее не означаешь. При означении все становится нереальным. Ноумен в феномене скрывает себя. Обнаружение – есть сокрытие, и сущность ноумена – открываясь в явлении, скрывать себя. Скрывать себя обнаружением – только в этом проявляет себя ноуменальность. Посмотрите на меня сквозь электронный микроскоп – ничего отдельного не увидите. Меня, как и вас, нет. 

 - Но мы видим тебя, - отвечали ему. 

 - Вам доступна только видимость – имя, а отчество – нет. 

 - Но ты же есть! 

 - Как отчество, которое неотличимо от вашего. Мы все – Ноуменовичи. 

 - Кто ты? - недоумевали собеседники. 

 - Главное – на каком фундаменте стоит сознание: на преходящем, иллюзорном или сокрытом, вечном. Противоречия возможны лишь на преходящем уровне, здесь им нет конца. Нужно понять Отчество и, развернув себя, превратиться из Феномена Ноуменовича в Ноумена Феноменовича.

 - Да, - понимает Заношеная, - человек запечатлевает феномены как данность и в этом живет. Но развитие – есть проявление в себе глубинной реальности. Ноумен лишь при своем выражении становится феноменом. Если нет ничего, то само «ничто» все же есть. Значит «нет» и «есть» – одно.

 - «Ничто» – это для обозначения ноумена, а «что-то» – для обозначения феномена, - отвечают ей. 

Из ноуменальной тьмы выпадают ноуменята – маленькие хитрые монстры. Они машут прозрачными головами и о чем-то кричат.

 - Как я воспринимаю это? - думает Заношеная. - Если использую органы чувств, то в ином режиме. При постижении ноумена глаз помимо видения должен слышать, а ухо еще и видеть, как и осязание, обоняние, вкус. 

 - Ты сама – ноумененок, - слышит Заношеная голос Ноумена Феноменовича.

 - Я поняла. Если вырвусь за пределы понятий, то Я – Алкахест! Я – Вера Абсолютовна! Я – дочь Абсолюта. - вскрикнула Заношеная. 

 - Не дочь Абсолюта, а сам Абсолют! - поправляет Ноумен Феномеович.

 - Когда мое воображение, сжавшись до Вселенной, рисует в ней горящие звезды, я вижу, что соразмерна всему видимому и невидимому. 

 - Просветленные сущности на первом этапе пытаются передать непросветленным суть своего просветления и путь к нему. Отсюда разные религии, разные школы, традиции. Но формально усвоив традиции, приверженцы становятся эгоидами соответствующей религии или школы, - говорит Ноумен Феноменович.

 - Что делать?

 - Спасет просветление. В нем своя эволюция, свой путь развития. Нужно встретиться с внутренним светом. Видишь – свет приближается! 

 - Я поняла – сплю! Значит – просыпаюсь! - крикнула Заношеная.

***

Заношеная чувствовала, что после каждого разговора с доктором ее сознание крепнет и развивается.

Ночью она чувствовала сильное беспокойство, не понимая – спит или явствует. Дыхание было тяжелым – что-то сильно давило ее изнутри. Вскоре появилась красивая уверенная женщина.

 - С кем ты? - властно спрашивает она. - Ты хочешь подчинить себе мужа, сохранить свой пол, оставаясь женщиной, или же хочешь исчезнуть, раствориться в твоем так называемом муже? Выбирай между фаллосом и пенисом, которым может быть зачат только однополый инвалид. Выбор неизбежен! 

 - Но при самореализации однополый инвалид утрачивает инвалидность? - спрашивает Заношеная.

 - Да, зачатый пенисом инвалид в результате работы, приводящей к реализации, обретает цельность. Зачатое же фаллосом существо уже рождается реализованным, - отвечает женщина. 

«Тень отцатых матерей», - мелькают в голове Заношенной знакомые строки.

 - Доктор не все сказал тебе, - продолжает пришедшая. - Я открою тебе тайну. Любая форма – андрогин, доступный обычным чувствам только одной, проявленной, половиной, которая может принимать вид человека – мужчины или женщины, не будучи таковой. И возможны браки как неживого с неживым, так и живого с неживым. Вокруг тебя бродит множество гибридов живого с неживым. В них жива только одна половина. Но страшнее мертвые, имеющие вид живых. Нужно развязать себя. Нужно найти ключ для распознавания и полного растворения проявленных половин. Но ты никогда не будешь иметь этот ключ, пока не узнаешь живая ты или мертвая?!

Заношеная трясется, как в лихорадке. 

 - Мертвые не трясутся, - мелькает в голове, - я живая!

 - Тело живое! - слышится в ответ. Кажется – в ней оживает философия мертвецов, которая пробуждает ее от привычного сна обыденной жизни.

 - Встань в очередь! 

Невдалеке стоит очередь узлов к Развязывателю.

 - Кто связал нас? - грустно спрашивает Заношеная.

 - Видимость, привычки, воспитание, - отвечают ей. Узел тяжело разрыдался. 

 - Плачь, плачь. Твоя суть молит о пробуждении. Узел развязывается и распадается на отдельные фибры.

 - Правильно, у тебя достаточно собственных сил. Ты – джин в бутылке, - доносится до сознания. - Вылезай и освобождай в себе место для Вселенной!

 - Это надо осмыслить! - слышит Заношеная голос старого паразита, пытающегося заразить окружающих своим ядом.

Вдруг какой-то черный маленький монстр, словно маску, сорвал с нее лицо. На мгновенье она почувствовала дикую боль во всем теле, которая вместе с тем принесла ее душе странное, ни с чем не сравнимое, облегчение. Вокруг было светло, как днем. 

Заношеная подошла к зеркалу и пристально всмотрелась в него. Она увидела отражение тела мужчины в офицерской форме с погонами капитана. В зеркале на миг возникло иное отражение – тела высокой красивой женщины, в котором она узнала свое отраженное тело. Эти два отражения стали менять друг друга, всякий раз проявляя все более стареющие тела. Вскоре отражение одного скелета сменило отражение другого, никак не отличимое от первого, и исчезло. Заношеная видела пустое зеркальное пространство.

 - Это и есть я? - проносится в ее сознании 

 - Это и есть я! - доносится до слуха мужской голос. Ей кажется, что в зеркале на миг мелькают уста капитана.

В зеркале зияет пустой контур. Вдруг на его месте появляется кукиш. Большой палец на кукише смотрит вниз. Вскоре кукиш исчезает – ладонь раскрывается и тает.

 - Я – только исчезающий кукиш! Постоянство и отдельность моего я – тяжелая, разрушающая мою подлинность иллюзия! - осеняет Заношеную, - нужно приспосабливаться. Как? Выработать мировоззрение кукиша. Это – «не быть по-вашему» или неприятие видимости жизни, навязываемой стадом. И к самой себе применить этот принцип. Значит, меня нет. Но я так думаю – значит, возможно, я есть. Иначе – я есть и нет. Я должна говорить – «нет», зная, что я есть, и говорить – «есть», зная, что меня нет. 

Если применить принцип нетизма к людям, то их тоже нет. Итак, их нет и я должна говорить «нет» по сути, а «есть» – по видимости. Выходит, есть одна видимость. Но я – кукиш. Так кукиш вам всем! Но куда же исчезаю я, когда выпрямляется ладонь?

Якукиш вспыхивает ярким синим пламенем, из которого с диким воем выпрыгивают полупрозрачные существа. Они мелькают и тают в воздухе.

 - Это мысли или чувства? - мелькает в голове. 

Вскоре лишь горстка пепла на шее напоминает о случившемся...

***

На следующее утро Заношеная пришла к доктору и рассказала о произошедшем с ней ночью. Тот внимательно выслушал ее и начал разговор:

 - В вас еще не окончена тяжелая борьба за выявление своей сущности и усиление ее за счет освобожденной энергии паразита, то есть Сатана.

 - Кто он такой?

 - Сатан предстает в разных ликах. В вашей утробе плод уже победил его. Сейчас Сатан – ваше эго. Его сила не имеет созидательной программы – она губительна. Но может стать созидательной. Преобразование Иисуса-человека в Христа, носителя божественного сознания, идет через психологическое и энергетическое преобразование. В Эдеме Сатан действовал по своей искушающей программе. Но для преображения Иисус, помимо своей, использовал и его энергетику. Он соединил две силы – созидательную и разрушительную, сатанинскую, так их в себе выверил и гармонизировал, что возникла третья преобразующая сила. В этом и состоит смысл развития человека, его обожение, по примеру Иисуса Христа. 

Заношеная молчала.

 - Эго находится в центре сознания. При трансформации сознания эго уходит и проявляется основа – Высшее Сознание, - сказал доктор и продолжил: 

 - При попытке понять себя субъект всегда раздваивается, не в состоянии до конца отождествить себя с объектом отождествления. Рациональное познание – способ Бога скрыть один из своих ликов. Поднимаясь над дуальностью сознания, обретается философский камень, вытесняющий паразита. 

На этом разговор на сегодня был закончен.

***

 - На своем нынешнем уровне развития, - думала Заношеная, выйдя из кабинета, - я пытаюсь осознать бесформенность, оставаясь в форме, создавая тем самым определенную концентрацию энергии, которая сама себя постигает во мне. Это и есть алхимическая печь для создания и рождения андрогина («снаружи человек, а внутри небо»). Надо помогать этому процессу, а не мешать ему своим эго.

Ночь прошла спокойно, и утром Заношеная в очередной раз предстала перед доктором, который сразу заговорил:

 - Обычный ум человека привыкает выходить наружу и чувствовать предметы во внешнем мире. Привычный взгляд, видение, мышление – бессознательный путь в непроявленность, к смерти. Но сознательная смерть до смерти, до развоплощения – это путь в сокрытое, к центру и отождествление с ним. Для этого нужна техника «обратного» созерцания. Я упоминал об этом, и Вы, конечно, понимаете всю сложность выработки такого навыка, благодаря которому преодолевается притяжение внимания к объектам внешнего мира. При этом человек выходит из их плена, учится мыслить без атрибутов формы. При таком взгляде объектом наблюдения становитесь Вы сами, ваша ограниченная личность, ваше эго. Кстати, свою способность слушания, как и видения, тоже следует обратить назад, вовнутрь, сливая их в единое восприятие, тогда появится возможность услышать и увидеть собственную природу. 

 - Это и есть Свидетель? - спросила Заношеная.

 - Свидетель! Он перед вашим обычным взором. Войдите в него, слейтесь с ним, преодолевая тем самым двойственность «я» – «не-я» обычного сознания. Как сказано у ап. Фомы – «сделать двоих одним, внутреннюю сторону, как внешнюю, а внешнюю, как внутреннюю». 

Заношеная с возрастающим интересом вслушивается в слова доктора:

 - Известная система гласит – помните себя. Это так. Но главное здесь – проявить и помнить свое высшее, сверхличное «Я» или Свидетеля, а не себя как отдельную личность. Прямой путь – когда Свидетель сам, по своей воле, соединяется с индивидуальностью. Но Ваше стремление способствует этому. Здесь все определяется началом. Если индивидуальность соединяется со Свидетелем, то образуется «малый» андрогин или «малое безголовье», а если изначально Свидетель соединяется с индивидуальностью, то образуется «большой» андрогин, «большое безголовье» или «метаандрогин». В этом заключается смысл подлинной реализации. Конечно, без реализации «малого» андрогина «большой» может быть проявлен исключительно редко. Однако это прямой, хотя и самый трудный, но и самый эффективный путь трансформации однополого инвалида. «Малый» андрогин – это сферическая сущность, в виде которой и был создан человек. Но глубинный смысл расщепления состоит именно в том, чтобы стать «большим» андрогином, либо прямым путем, либо путем трансформации «малого» в «большой». 

Говорится, что андрогин имеет две головы – мужскую и женскую. Это нужно понимать как два взгляда, слитые в один, смотрящий вперед и назад, в видимое и сокрытое. Это и есть Око Духа в глубине нашего бытия. «Объедините мужчину и женщину, и Вы найдете то, что ищите!», - говорит Мария Пророчица.

 - Но с чего начинать прямой путь? - спрашивает Заношеная.

 - Вы уже знаете! Прямой путь представляется обратным. Нужно идти от окружности к центру против людского потока, движущегося по окружности. 

Но сначала следует обнажить Свидетеля, то есть «обратный» взгляд, который сам должен слиться с вашим личным взглядом в единое око. Главное – идти от Свидетеля. Научиться смотреть «обратным» взглядом сквозь все вещи и сквозь иллюзию вашего эго. Слившись же со Свидетелем, нужно отождествиться с пустотой – светом внутри и вне форм. 

 - Необходимо «оттуда» смотреть сюда, а не «отсюда» туда. Но это «оттуда» должно быть хорошо понято именно «отсюда», ибо подлинное понимание всегда идет изнутри. Так ли это? - спрашивает Заношеная.

 - Да! И ясно понимать, что, будучи проявленной, Вы всегда находитесь на периферии, и двигаться, как я сказал, по радиусу к центру, а не бессмысленно крутиться по окружности! 

«Чистая, познающая саму себя, энергия вне слов, вне понятий, - думала Заношеная, направляясь к доктору. - Ты одна существуешь в своем самопознании. Как же означаешь ты саму себя в динамике этой всеобъемлющей игры? Или твои творения своим обозначением как-то приближаются к тебе? Или ими и в них самих играешь ты сама с собой, и эти обозначения-слова в глубинах своих несут новую жизнь, которая сможет глубже постигать игры твои, это слияние себя самого с самим собой, со своей, сокрытой для земного ума, вечной основой».

 - Каковы ваши отношения с мужем в настоящее время? - спросил доктор, когда Заношеная зашла к нему в кабинет. 

 - Когда я смотрю на него, то, как в зеркале, вижу отражение своего тела, и мои отношения с мужем – таким неустойчивым – сильно осложнились! Он бросается из одной крайности в другую и не может никак найти точку опоры для своей тонкой и чутко реагирующей на изменения событий души. Я предлагаю ему проявить и укреплять свою глубинную середину вне зависимости от внешних событий, всегда приходящих и ничего кроме разрушения не приносящих душе.

До недавнего времени с мужем творилось что-то непонятное, странные видения преследовали его. Он был конфликтен, проявлял склонность к разрушению и находил в этом удовлетворение. 

В последнюю неделю он успокоился и один раз в день с небольшим промежутком повторяет одну за другой две фразы и замолкает. 

 - Какие фразы? - спросил крайне заинтересованный доктор.

 - О корни-глаза, смотрящие в глубину из глубин, о уши, слушающие абсолютную тишину-основу, раскрывающуюся самыми глубокими вершинами», - произнесла Заношеная. 

 - О приближение удаляющегося своим расширением сужения», - неожиданно продолжил доктор.

 - Откуда Вы знаете? - удивилась Заношеная.

 - Скоро поймете! - произнес доктор. - Муж стремится победить в себе паразита. Без победы жизнь ничего не стоит. 

Внимательно всматриваясь в лицо доктора, Заношеная почувствовала, что давно знает его. Доктор, недоумевая, взглянул на нее. Ему вдруг почудилось, что он уже встречался с ней, но когда – он вспомнить не мог. 

Но вдруг ему вспомнилось очень старое видение: сначала вмерзший в лед младенец, а после этого Солнце – Луна – ребенок из твердого прозрачного света, смотрящий сквозь его земной, ограниченный взгляд. Сейчас Виктору Сергеевичу казалось, что ребенок развернул его взгляд вовнутрь. «Я подрастаю! - мелькнуло в голове доктора. - Выходит, щенки родятся слепыми, а люди могут внутренне слепыми прожить всю свою земную жизнь». 

 - Первоматерия во мне самопознается и проявляет себя в виде прозрачного, застывшего во льду ребенка, которого нужно извлечь и согреть двойным сливающимся светом внутреннего Солнца и Луны, вырастить и соединиться с ним, - думал Виктор Сергеевич. - Младенец заморожен в каждом человеке. Лед сохраняет этот бессмертный плод для дальнейшего роста. 

 

Прозрение Спринцовича

Сквозь самого себя шел я по бесконечной дороге и смотрел сквозь самого себя в глубины этого мира, и ясно видел лики еще не умерших мертвецов. Они говорили о жизни, не зная и не понимая, что такое жизнь. И постиг я, что есть жизнь без жизни, смерть без смерти, и человек без человека. 

И взрывал я живые могилы, и выходили из них дети – эти новорожденные старики, не знающие: жить или умирать. Ибо не понимали они разницу между жизнью и смертью, не было в их умах таких странных и недужных понятий, тяжело давящих на душу, никогда не принимающую и не признающую их.

И огромный костер видел я, в котором сгорал тяжелый, воющий зверем здравый смысл. И вокруг костра ликовали, смеялись и танцевали те дети, которых не успели еще отравить тяжелым ядом здравого смысла!

И смотрел я в самого себя, и все этажи жизни и смерти лежали во мне. И спустился я на скользкий, тяжело дышащий, паразитарный этаж и увидел пуповины, словно лианы, переплетенные между собой, с повисшими на них большими красными плодами, смотрящими на меня сквозь закрытые веки рыбьими глазами. И постиг я, что это жертвы слепого соития паразитов. Увидел я вечную схватку за выживание и пожирание плодами своих носителей, яростную их самозащиту, и продолжение этой борьбы после рождения. Гибель паразитов после уничтожения ими своих жертв видел я. И постиг я, что паразитарный мир рождался при всяком рождении, и слышал, как говорила роженица в своем сердце: «Должна я этот мир родить, иначе он не будет жить!» И понял я, что, зачиная в своей утробе паразита, носитель невольно готовится к собственной смерти.

 - Утробия! - сказал я самому себе. - Ты рождаешь живых и мертвых, но ты еще не созрела для того, чтобы расположить свои родовые пути между жизнью и смертью. Созревай для рождения смертельно живых и жизненно мертвых, слияние которых проявит существо вне существа, вечное, вневременное!

И погрузился я в сердцевину свою, и лики тишины окружили меня, и в каждом из них я увидел свои отражения, которые, погрузившись в себя и обернувшись сгустком яркого, белого и твердого света, впитали в себя все окружающие формы. 

И достиг я Земли живых, и соединился с самим собою, пропуская сквозь себя лучи золотого, солнечного света, и каждый луч, каждая капля света была мной и смотрела моими глазами в саму себя. И безраздельность мягко охватила и согрела меня!

 

Трансформация гермафродита

Поздней ночью Вера Степановна, погрузившись в глубины своей души, увидела белого младенца, презрительно смотрящего в ее лицо. 

 - Вы хотите абортировать меня? - заговорил он. - Это все равно, что абортировать Вселенную. Пытаясь абортировать жизнь, вы еще пытаетесь абортировать смерть пресечением процесса естественного ухода. Аборт жизни и аборт смерти создает абортированную сущность. Кто-то абортирует вас в жизнь из небытия, ведь рождаетесь вы не по своей воле – это и есть аборт жизни. Потом кто-то абортирует вас из бытия в смерть, в небытие. 

Заношеная видела, как понятие аборта в тяжелых схватках выбрасывало одно за другим понятия абортированных сущностей. Одна из них вывернулась наизнанку, обретая человеческую форму, потом вновь вывернулась и превратилась в химеру – голова в виде понятия, а тело – человеческое. В какой-то момент вместо головы болталось маленькое безголовое тело, а вместо тела – вместилище понятий, кишащее внутренними противоречиями.

Заношеная видела, как вызревало главное понятие абортированной сущности среди других, производных от него понятий. Его контуры проступали все отчетливее и отчетливее.

 - Конечно, - понимает Заношеная, - самоаборт – это абортирование Высшего «Я» и закрепление эго. Но аборт паразита необходим. 

 - Все ли у меня в порядке с головой, - думала Заношеная, направляясь к доктору. - В новое место, новое море попала я, в мир пустоты и тишины, и говорила я языком пустоты и языком тишины, и все глубже и глубже погружалась в глубины и, тем самым, поднималась на самые высокие вершины, упирающиеся в небо. Небо за небом слова, земля за землей слова и человек за человеком слова – там все едино. Вот оно!

 - Иное видение охватывает меня, - говорит Заношеная, сидя в кабинете Виктора Сергеевича. - При созерцании передняя поверхность любого предмета или человека сливается с его задней поверхностью, и вся форма становится прозрачной. Сквозь любой предмет и любого человека, как сквозь прозрачную линзу, смотрю я в саму себя и вхожу в глубины своей беременности миром. Мир вызревает в моей утробе, и скоро я смогу родить свой мир в самой себе и восходить в нем. 

Вера Степановна рассказала о младенце.

 - Это – чистый и бессмертный андрогин, которому нужно выйти из пещеры на свет! Не забывайте, что подлинные родовые пути лежат между жизнью и смертью и ведут в обетованное место, начало нового ростка между проявленным и сокрытым, и проходят по ним смельчаки, желающие постичь самих себя и превратить самих себя в родовые пути, всякий раз своим прохождением укрепляя и одухотворяя их. 

Заношеной показалось, что кто-то окунул ее в чашу, наполненную белым, желеобразным и быстро твердеющим содержимым. На миг почудилось, что это голова Спринцовича. Она замерла.

Расставаясь с Заношеной, Спринцович вручил ей крошечный текст для медитации, который назывался «Рождение Андрогина». Придя домой, она погрузилась в чтение.

 - Этот текст читай по внутренней вертикали, высвети проходящий сквозь тебя с неба на землю стержень света и нанизывай на него снизу вверх букву за буквой, и поднимайся сама по лестнице букв от ступени к ступени в небо и проходи сквозь каждую небесную букву-этаж в беспредельность.

***

Я раздвинул глаза, 

что смотрели в меня,

Я в межглазие мира пробился,

И брели мне навстречу

Куски бытия,

Только каждый меня сторонился.

***

Дышала мертвая вода.

И юная, кровавая старуха 

Из толщи неба выпала, хрипя,

И врезалась в свое земное брюхо.

 

С лица кривую маску отражений,

Сорвали схватки инобытия,

Лик обнажила бездна нерождений,

И мозг прожгла полярная звезда.

 

Заношеная вздрогнула и совершенно непроизвольно произнесла: 

 - Читаю я по вертикали,

По светостержню я пишу, 

И потому горизонтали

Я в вертикаль переношу.

 

 - В брюхо голова упала,

Тьму сорвала пустота,

Безголовие торчало

Из небесного хребта, - 

услышала она ответный голос Спринцовича, который продолжал:

 - Нет меня, только энергия из глубин выбрасывает на поверхность то, что я называю словами, и эти слова, показавшись на миг, вновь возвращаются в глубины, и то, что мой человеческий ум успевает прочесть в этих словах, в этих сочетаниях, он интерпретирует и пытается понять. Но сами слова себя понимают хорошо и совсем не нуждаются в посреднике. Выплеск-нырок, снова и снова – так кажется моему уму; но я знаю, что выплеск-нырок – это одно и то же, нет разъединения, все есть Одно.

Цельный и лучистый золотой свет проходил сквозь Заношеную, и сама она становилась светом. Мир света и светолюди бродили, забыв о своей теневой жизни. Не было больше теней, и каждый человек был всеми людьми и в то же время самим собой.

 

Пробуждение в Утробе капитана

- Поймет ли она меня? - думал Серый, тяжело ворочаясь в утробе, - постигнет ли, что я – ее подлинное, вечное, неразрушимое сердце. Как помочь ей? 

И тут он, поддавшись охватившему его желанию, превратился в крошечный полевой сгусток и по каким-то сокрытым путям энергично переместился из матки в мозг и, спустя несколько мгновений, проник в сердце.

Заношеная погрузилась в себя и ощутила мягкую оболочку вокруг твердого сферического органа. «Матка», - поняла она. Еще усилие – и, оказавшись внутри, она вновь увидела младенца, вырезанного из куска светлого прозрачного кристалла, и услышала, как он обращается к ней:

 - Мама, что плавает на твоей поверхности, и по какой поверхности плаваешь ты? Чувствуешь ли глубины под поверхностью, по которой плаваешь, и чувствуешь ли свои глубины? Если чувствуешь и то, и другое, помни – это одно! Соедини их в одну бездонность, в одну живую бездну света! И вскоре увидишь ступени света, ведущие вверх. Ступай по ним к самой себе. Взойди и узри лицо своего сердца, узри свою подлинность, свою вечность и неповторимость. Пройди сквозь саму себя!

 - Учитель воскресения живых и мертвых! - говорит Заношеная, - я не понимаю смысла!

 - Опять смысл. Помни, при обычных родах плод выходит на свет, а его паразитарная проекция перемещается из матки в мозг, наделяя его своими паразитарными свойствами. Но это не твой путь. Достигни сердца. Зачем тебе здравый смысл? Зачем протезы, если ты можешь ходить на собственных ногах? Распрями их и отбрось протезы! Ты думаешь, что живешь и стареешь. Нет, это стареет твой смысл. И умрешь ты, когда заболеет или совсем состарится твой смысл. Он душит тебя! Скорее освобождайся от оков этого давящего, смердящего здравого смысла. Сквозь землю смотри в небо и узри небесную землю. Помни, там твоя родина, твой подлинный дом! - отвечает ребенок.

 - Но если смысл смысла найду я, то найду сердцевину?

 - Если найдешь сердцевину любого смысла, то сгорит его оболочка, и ты обретешь саму себя, у которой сердце в голове, а голова в сердце, и никто уже не обманет тебя. Рождаясь, отбрось этот смысл, как послед, как детское место, и схорони его под деревом новой мудрости, новой, небесной жизни на земле!

 - Ты, бредущий между жизнью и смертью, между могильным сном мертвых и самым величайшим прозрением живых. Что хочешь ты и куда держишь путь? Ты, бредущий в каждом мотыльке, в каждом цветке и в каждом человеке. Только молчанием можешь ответить ты. Как стать этим молчанием, этой творящей тишиной золотого света? Бредешь ты, вечно оставаясь на месте, в самом центре всего проявленного и сокрытого от этих половинчатых глаз, видящих кажимость. О эти поверхностные, незрелые глаза любого существа, отождествляющего себя со своей формой. Раскрывайте свою внутреннюю половину, глаза, смотрящие и желающие видеть! 

Она замолкла, чувствуя тепло и покой. Живот резко уменьшился, а сердце пульсировало во всем теле. «Подлинная беременность – это беременность сердца светом вечности!», - всем своим существом поняла она.

Серый был доволен. Он понимал – она полностью находится в глубинах его самого.

Младенец из твердого прозрачного света сидел без движения на вершине-дне в самой сердцевине, вращая огромную белую воронку, находящуюся внутри видимого мира и, в то же время, превосходящую весь этот мир своей безмерностью.

Вдруг он на миг обрел облик доктора.

 - Соитие в матке! - мелькнуло в голове у Заношеной.

 

 - Два смертельно живых человека

В одном, 

Безмятежно танцующем в небе, - 

 

услышала она голос Спринцовича.

***

Утром Заношеная предстала перед доктором.  

 - Вы носите в утробе Солнце»! - тихо произнес Спринцович. 

 - Сынок! - вдруг громко крикнула Заношеная.

 - Мама! - с мольбой и надеждой протягивая руки, которые становились все меньше и меньше, закричал Виктор. - Меняясь местами и соединяясь, мы вечно будем рождать самих себя!

Мама была рядом, такая же маленькая и скользкая, как и он сам. Она все крепче и крепче прижимала его к себе. Розовый двуротый эмбрион, быстро подрастая, пристально вглядывался в черную бездну…

Глаза открылись, сливая внешнее и внутреннее видение в один взгляд. Вскоре красный андрогин медленно вышел из космической пещеры и двинулся по огненной лестнице звезд к иной Вселенной, которую всегда носил в глубинах самого себя!

 

Метаандрогин

 

Космическая щель узка,

Я из нее на волю вышел,

И звезд костлявая рука

Мне помогла взойти на крышу.

Меня узнало не мое – 

Не мной мое себя узнало,

Но нерожденное зверье

Лохматым сердцем в мозг врастало

***

Потуги соития – 

Множатся и мрут,

Мыслящим покрытием

Всеутробу рвут.

Потуги наития

Сфера звездных спин -

Архетип соития – 

Метаандрогин.

 

***

Над говорящим миром

мир молчанья – 

творенье тишины, 

сил, энергий,

постлюдского пространства – 

этаж вечности…

но вот межэтажная перегородка рушится,

и все сливается в кристальный,

дышащий вечностью камень – 

первый краеугольный камень духа-огня

в сердце нового человека.