Статья Дмитриевой Е.В. В журнале "Вопросы гуманитарных наук", № 2, 2011 г.

 Натурфилософская тема в лирике И.А. Файнфельда

 Философская лирика природы ставит вечные вопросы: о близости или чуждости природного начала человеческой душе, духовна ли природа, существует ли в ней разумное начало, или же природа слепа. Поэзия, конечно, не рассуждает о природе в системе понятийных категорий, как это делает философия. Однако она, по мнению М.Н. Эпштейна, способна вобрать свойственный натурфилософии масштаб мысли, сообщая образную, метафорическую точность обобщающей мысли. Некоторое «родство» обеих достигается благодаря взаимопостижению, когда «поэзия, постигая сущность природных явлений, становится философской, а философия, постигая явленность природных сущностей, поэтической

»1. Обоснование близости двух способов познания мира (в данном контексте – природного) – поэзии и философии разработано Р.С. Спивак

2. в концепции философской лирики, в которой ею выделены нравственно-философские, социально-философские и натурфилософские оппозиции. Согласно этой концепции, на сопоставлении понятий, отличающихся всеобщностью, общезначимостью содержания, обозначающих субстанциальные начала жизни, строится сюжет философской поэзии. Отчетливость выражения философской тенденции в структуре произведения обусловлена степенью всеобщности содержания этих понятий. В натурфилософской лирике сюжетообразующими оппозициями являются человек и природа как субстанциальные основы мироздания. Между человеком и природой (мирозданием) существует тесная связь, ведь не зря первого называют микрокосмом, а вторую – макрокосмом.

Наша статья посвящена теме природы в творчестве современного поэта – Игоря Ананьевича Файнфельда. В отзыве на его первый сборник стихотворений

1988 года критик С. Борзунова отмечала: «… тем, кто ищет в стихах, прежде всего, сюжетности, конкретных деталей, нет нужды открывать книгу И. Файнфельда «Слово». Они не найдут здесь ни живописных картин природы, ни мгновенных зарисовок человеческих взаимоотношений

»3. Справедливость подобного высказывания подтверждает одно из ранних стихотворений «Не сюжет для пейзажа // Я ищу у реки…

»4, в котором поэт впервые заявил о своем отношении к природе. Композиционно оно органично делится на две части. В первой, начинающейся с отрицания, поэт сразу расставляет точки над «i», отвергая традиционный взгляд на природу как источник вдохновения, объект поэтического описания: «… Ни сюжет мне не важен, // Ни рожденье строки». Воспринимая природу как символ вечности, он подобно ученику впитывает в себя эту вечность («Я учусь у природы // Долголетию дней…»). Природа – это и духовный (духовно-нравственный) ориентир («В говорящей породе // Самых крепких корней // Я ищу»).

В этом уже проявляется метафизический взгляд.

Особенность натурфилософской лирики поэта обусловлена, по нашему мнению, восприятием и переживанием природы как целостного явления, земного образа вечности. В этом смысле характерна следующая строфа:

Я в природу смотрю – не в себя,

Утешительна вечность живая,

Миг на миг бесконечно меняя,

Льется свет из глубин бытия .

Важно начало стихотворения – взгляд поэта обращен в глубину природы, достигая метафизического видения. Это имеет определяющее значение, ибо подобное видение помогает выстроить параллель: природа – вечность – свет, раскрывающую высшую сущность природы, ее единство. Свет, струящийся из «глубин бытия», соединяющий в своем потоке антиномичные «миг» и «бесконечность», «живая вечность»

природы приобретают метафизический смысл. Эти символы рождают мысль о бессмертии, которая и дает утешение. Отсутствие конкретных описаний не мешает, а, напротив, помогает сильнее ощутить внутреннюю, духовную красоту и гармонию природы-бытия.

Следует сказать, что тема природы в стихотворениях И.А. Файнфельда всегда сопряжена с мотивами философскими: выход за рамки обычного видения, попытка трансцендировать себя, то есть преодолеть ограниченность человеческого сознания. Если в предыдущем стихотворении взгляд, сосредоточенный на самой сущности природы-бытия, все-таки принадлежит человеку, то в следующем стихотворении чтобы:

… Узреть в отпущенные сроки

В пейзажах собственной души

Единства сущего истоки

Над одиночеством вершин .

поэт готов «поменяться глазами» «с мелькнувшей каплею дождя». За этой метафорой скрыт глубокий философский смысл. Инверсия природы-бытия во внутренний духовный мир – путь к осознанию синкретичности всего сотворенного. Но чтобы осуществить такую инверсию необходимо трансформированное зрение, кардинальная перемена человеческого взгляда на принципиально иной. Монолитная, цельная форма стиха, интонация «погружения»

также помогают достигнуть этого.

Поэтическое осознание человека и природы как единого целого получает более глубокое осмысление в следующем стихотворении:

В светлый миг слияния с природой

И с собой соединяюсь я,

Как перебродивший беспризорник,

Возвратившись в форму бытия .

Да, природа и человек тождественны – соединению с самим собой, со своей подлинностью соответствует светлый и священный миг слияния с природой, обретение гармонии.

Как мы видим, в стихотворениях И.А. Файнфельда природа предстает не в материальном, видимом воплощении, а как сфера метафизического сверхприродного – наиболее близкого и доступного поэтическому взору и сердцу поэта:

За видимым светом

Невидимый свет,

Но в сердце поэта

Различия нет.

Он слышит природу

У самых основ

И видит свободу

За тенями слов .

Как другие философские миниатюры И.А. Файнфельда это стихотворение содержит несколько мотивов: природы, поэта-провидца, которому доступен ее сокровенный мир и творчества. Эти классические для русской поэзии философские мотивы становятся трансцендентальными – когда взгляд превосходит видимое.

В творчестве И.А. Файнфельда можно отметить влияние некоторых восточных религиозно-философских систем, отличающихся особым отношением к природе как олицетворению духовности. Так, «Зеленые сосны» написаны в традиции восточной философии и эстетики, характерное свойство которых – медитативность:

 Зеленые сосны

Плывут по усталой воде,

Далекое небо

Сквозь ветви становится ближе.

Мне остров безлюдный

Поведает думы свои.

И я позабуду

О прошлом пути

Заблуждений,

И дух сберегу

Средь безжалостных

Жизненных волн,

В единстве природы

Исконную мудрость постигну .

Медитативность стиха проявляется поступательным течением мысли, а также интонацией размышления и погружения в природу. Мысль о единстве человека и природы является здесь основополагающей.

Поэзия И.А. Файнфельда последних лет, на наш взгляд, является примером нового типа философского мышления в русской лирике – метафизики, то есть личностного проникновения в трансцендентальную сферу бытия. Главный феномен такой поэзии – двуплановость образной системы, в которой язык описания конкретных впечатлений есть в то же самое время средство передачи трансцендентальных переживаний:

Я помню: меня проглотила звезда,

Согрела, потом отпустила,

С тех пор первосвет во мне дышит всегда -

Его нерожденная сила.

Мне муки прозренья раскрыли глаза,

Звериную шкуру сорвали,

Я видел как с неба стекала слеза,

Я видел как камни рыдали,

Я видел растенья, в которых живет

Грядущая страсть человека,

Я видел сквозь тленье тяжелый полет -

Рожденье прозревшего века…

По мнению И.И. Плехановой , тенденция превращения всех видов философской лирики в метафизическую – общая черта поэзии

XX века. В современной русской лирике это направление называется «метаметафорическим»,

т.е. постигающим целостность не мира, но бытия средствами метафорического мышления, представляющим опыт общения с трансцендентальными сущностями.

Литература

1 Эпштейн М.Н. Стихи и стихия. Природа в русской поэзии XVIII-XX вв. – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2007. – 352с.

2 Спивак Р.С. Русская философская лирика. 1910-е годы. И. Бунин, А. Блок, В. Маяковский: Учебное пособие / Р.С. Спивак. – 2-е изд. – М.: Флинта: Наука, 2005. – С. 19.

3 Борзунова С. «Как способ постиженья духа…». О книге И.А. Файнфельда «Слово» // Амурский комсомолец. – 1988. – № 150. – С. 4.

4 Файнфельд И.А. «Слово». Стихи. – Амурск. отдел. Хабаровского книжного издательства, Благовещенск, 1988. – С. 13.

5. Там же. – С. 15.

6. Там же. – С. 18.

7. Там же. – С. 6.

8. Файнфельд И.А. Рука, сжимающая бездну: Книга стихов. – М.: Компания Спутник +, 2008. – С. 49-50.

9. Файнфельд И.А. «В молчащее слово я тихо вхожу…» Стихи // Приамурье-2010. Литературно-художественный альманах. – Благовещенск: Амурская областная общественная писательская организация, Издательская компания «РИО», 2010. – № 9 (27). – С. 234.

10. Файнфельд И.А. Рука, сжимающая бездну: Книга стихов. – М.: Компания Спутник +, 2008. – С. 90.

11. Плеханова И.И. Русская поэзия 50-80-х годов XX века: учеб. пособие // И.И. Плеханова. – Иркутск: Иркут. гос. ун-т, 2007. – С. 84-85.