Алхимия чтения, Москва (Полная версия).

 

 

АЛХИМИЯ ЧТЕНИЯ

 

Все об одном, все об одном

Молчат и говорят пророки,

Но только разным языком

И в разные земные сроки.

 

Предисловие

 

Это краткое введение в расшифровку бессмертного кода мозговых извилин, потребность в которой существует у каждого из нас. Мало кому удается за одно воплощение раскрыть  в этом коде букву или две. Редкому человеку выпадет счастье расшифровки большего.

 

Извилина первая

Сперматозоид  Духа

 

Какую роль сыграть на свете

Дано творениям земным? 

Пока земляне только дети,

А смерть и старость только грим.

 

Планета треснувшим яйцом

Дымится на столе у Бога,

И снится дальняя дорога

За провалившимся лицом…

 

В Утробе было темно. Мимо величавой  серебристой яйцеклетки Наташи проплывали белые и черные сперматозоиды. В некоторых  из них различались лица мужчин - литературных или театральных героев, кинозвезд, знаменитых музыкантов.  Наташа чувствовала в них незрелость и безумие, понимая - все они в своих буйных страстях стремятся к быстрому соитию. 

-  Кто оплодотворит меня? - едва успела по думать Наташа, вскрикнув от боли.  Неистово махающие хвостами черные сперматозоиды, словно  черви, охватили и потащили ее. 

 - Атака! Но, аборта не будет! - воскликнул Гриша, крупный благородный сперматозоид, преграждая дорогу черному сгустку. - Раздавим кусок небытия! Слова несокрушимой власти прозвучали в призыве Гриши. На призыв откликнулось несколько крупных боевых яйцеклеток. Они яростно набросились на  ядовитый сгусток, окружили его и, несмотря на дикое сопротивление, разорвали его на части. 

- Я своей жертвой выжгу  из вас эгоидные остатки! - прохрипел умирающий кусок. 

Наташа вышла на свет и оказалась у крошечного  отверстия,  ведущего в невидимый  лабиринт. Она  понимая смертельное сражение велось за право соития. Рядом был Гриша. Махнув коротким хвостом пуповины, он с интересом вгляделся в Наташу.

 - Кто ты? - спросила Наташа.

- Зачаток единства - солнечная точка! С начала времен я жду тебя

- А другие яйцеклетки? Чем они хуже? - спросила Наташа.

- Среди других есть помощницы и есть врагини, им всем нужно простое, бездуховное зачатие. Они не хотят  полной расшифровки  кода мозговых извилин, пытаясь собой подменить андрогина! Но ты  - оболочка из чистого серебра - колесо микрокосма,  на котором освобождается дух. За этим ты послана мне. Если, сливаясь,  забудешь о себе, то проявишь свою сущность -  внутриутробное золото. В будущем Утробия будет состоять из сущностей. Мы станем первыми.

- Возможно, ты сперматозоид какого-нибудь божества? - удивленно спросила Наташа.

- Я - само божество, свет, принцип, бессмертие! Наше соитие двух сил, двух мозгов приведет к  рождению Андромозга, в котором навсегда сольется проявляющая силу жизни с поглощающей силой смерти в третью - высшую силу, - воодушевленно объяснил Гриша. - Мы накопим ее и бросим в бой за расшифровку кода мозговых извилин микрокосма и макрокосма, за подлинное рождение, помня, что символ универсального бытия, всегда полнее постижения. Ключ к тайне лежит в плацентарном зеркале. 

Яйцеклетка медленно превратилась в прозрачный кристалл. Хвост Гриши оставался свободным, но голова, отлившись в каплю расплавленного золота, прожгла Яйцеклетку, внедрив в нее  огромное, неведомое существо.

 - Код бессмертия -  вне временной символ - отражен в плацентарном зеркале и с его помощью может быть разгадан? - спросила Наташа. 

- Раньше люди были цельными, читали код, отождествлялись с ним и жили вне времени, - отвечал Гриша. - Разрыв сознания - отсечение пуповины сокрыл код. Крик новорожденного - горький протест и отчаяние против утраты памяти и искусственного разрыва цельности сознания.

Яйцеклетка задумалась: 

- Если мне предстоит обычное рождение, то отсечение пуповины приведет к появлению женщины-получеловека, или получеловека-женщины? 

 - Как и мужчины, - отвечал Гриша. -  Современное рождение выводит на свет, который люди называют «этим светом»,  нищего слепо-полового  инвалида, бредущего к смерти в тщетном поиске  вскормившей  его  родины. Поток его  мыслей и чувств отскакивает от поверхности предметов, облачаясь в  полуслова.

Я способен к золотому зачатию существа, энергия которого расшифрует код.  

В орбиты мне Отец вложил

Глаза, смотрящие в глубины,

Чтоб жизнь и смерть я пережил

Сгорая в  самой  сердцевине

 

***

 

Наташа Оспермилова, студентка  пятого курса института психофилософии, открыла глаза.

- Абсурд! - тихо  проговорила она, чтобы не будить спящего с соседней комнате мужа Гришу. Однако ей показалось - дыхание спящего участилось. Пытаясь осознать свое видение, Наташа  прикрыла глаза. 

-  Абсурд - это то, что не укладывается в твоем уме! - услышала она знакомый голос мужа, вошедшего в комнату. - Ментальная схема всегда абсурдна в своей ограниченности. Главное - разрушить ее. Не бойся, с ума не сойдешь. Новая схема не заставит себя ждать. Но это будет преображенная схема. Схема первая - абсурд, далее - Схема вторая. Но понятия второй схемы уже будут иметь не только чувственное происхождение, но и духовное. Если ты будешь искать логику в своих видениях, пока не проснешься от сна обыденной жизни, то останешься в профанном мире до следующего воплощения, до очередной смены оболочки. Разрывай цепи сковывающих тебя извилин! Процесс преображения вечен!

Оспермилова не понимала - где сон, а где явь, хотя ясно осознавала относительность этих состояний и полное не понимание их сущности. Она не видела различия между стоящим рядом мужем и сперматозоидом Гришей. Она видела единство его проявленной и сокрытой части.

- Человек вообще не умирает, - поняла она, - он возвращается в состояние сперматозоида или яйцеклетки, возвращается в Утробию по родовым путям своих мозговых извилин.

- Если  достигает состояния света, -  отвечал муж. Ей захотелось рассказать ему о своих видениях. Но он знал о них, рассматривая, как подлинную реальность.

 - Как действовать? - спросила Оспермилова. 

 - Мы получили посвящение и готовимся к духовному зачатию, отождествляясь, ты с яйцеклеткой, я - со сперматозоидом, для очищения плоти. Далее мы отождествимся с принципом света - этой все образующей извилиной. Но вначале растворим оболочки!  - проговорил Гриша.

- Зачем? Я не понимаю! - проговорила Наташа.

- Чтобы добраться до истока, до спермосвета. Проходя сквозь друг друга, мы сольем  наши энергии в новую - энергию чистого света, о которой ты уже знаешь.   Во мне  этот свет отольется ядром, в тебе  - чистым отражением. Наше соитие приведет к рождению человека света!

- Сперма, преобразованая в третью силу, способна к духовному оплодотворению? - спросила Наташа.

- Это оплодотворяющая сила духа. Мы должны быть готовы! Путь в сперматозоиды и Путь в яйцеклетки - это не только двери, открываемые в неведомое, но и дверь, открываемая самим неведомым.  Мы должны стать Неведомым! 

- Но любовь! Что будет с ней? - спросила Наташа. Ей казалось - мозговые извилины  превратились в прекрасные золотые цветы, вырывающие ее из цепких рук времени..

- Любовь - созидательное противоборство оболочек при единой, осознавшей себя сущности! - отвечал Гриша. - Это зачатие живого света! Единение света со светоформой. И жизнь будет возникать не из первотьмы, а из первосвета. 

- А как же другие яйцеклетки? - спросила Наташа.

- Для вызревания они должна находиться в середине между белыми и черными сперматозоидами, - отвечал Гриша. - Черные сперматозоиды не знают о своем внутреннем свете, глубоко зарытым в их оболочках, которые они принимают за себя и оплодотворяют этими оболочками. Отсюда и рождаются темные люди, не понимающие себя. Особую опасность несет зачатие, происходящее во сне. 

Перед Наташей мелькнул скелет черного сперматозоида. Она видела, как в глубине скелета лежал другой, более тонкий и, казалось, состоящий из самой его сущности,  из белых, кристальных костей света. «Скелет - идея», - мелькнуло в голове. 

Два ее разнополых цветных сна слились в одно существо, пристально всматривающееся в нее. Наташа взглянула в зеркало - на нее смотрело отражение  крупного сперматозоида. Сквозь отражение ее тела он  пристально рассматривал в зеркале свое подлинное отражение. 

- Зеркальный сперматозоид оплодотворил и вырвал меня из профанного мира! - крикнула Наташа.   Оглянувшись, она удивилась, увидев как муж прогуливает по комнате, держа на тонкой пуповине, небольшого черного сперматозоида, надеясь на его пробуждение.

 - Он раскроет в себе «Око духа»! - проговорил Гриша.  -  Я верю в это!

Гриша, понимая ее затруднения, предложил ей  «Алхимию чтения».

 

Извилина вторая

 

Алхимия чтения

 

- Для потенциальной расшифровки кода, - говорил Гриша, - тебе следует освоить основу алхимического прочтения любого текста, понимая, его как  определенную проекцию кода. 

Текст - акциденция, форма фиксации духа, многогранный символ. Открывая и, в то же время, скрывая сокровенное, текст - опора для созерцания. Освоив  психологическое управление структурой текста, ты придешь к иной модальности восприятия. 

Ключ алхимического прочтения складывается из космологического  и метафизического составляющих. Первая  означает чтение земное, когда восприятие  не скользит по поверхности, а преображающая,  энергия  направлена от текстуры - женского в глубь к мужскому. 

 Вторая означает чтение небесное, созидательная энергия которого направлена от светлого, мужского к преображенной манифестации женского. 

Эти два разнонаправленных потока энергии, повторяясь и обновляясь сливаются в одно, единое восприятие. 

У тебя количество извилин, соответствует количеству глаз, но не их качеству. Скажу тебе тайну: отдельные извилины - это земная иллюзия, но иллюзия питательная - удобряющая почва для выявления главного. 

Обычно текст воспринимается «горизонтальным» зрением, скользящим по окружности. В нем нужно выявить главную горизонтальную «материнскую» извилину,  пройти по ней до края окружности - внешнего видения и, двигаясь обратно, достичь центра. Тем самым раскрыть «третий»,  земной глаз, растворяющий все зримые различия. 

- Эта материнская извилина и есть я сама - первая буква  бессмертного кода, - поняла Наташа. 

 - В «горизонтальном» измерении дорога ведет от материи букв сквозь промежуточные субстанции - сверхчувственную и макроскопическую к метакосмической, то есть к «женскому» полюсу бытия, - говорил Гриша. - Извилины Земли  и извилины неба слей между собой в своих мозговых извилинах, проявляясь Буквой букв. В этом твоя сущность как Посредника!

- Буква букв вне жизни и смерти! Мы твое видение! - услышала Наташа крик извилин. -  Мы покрыты завесами  ограниченных чувств,  ума и навязанных нам законов. Освободи нас из плена, слей наше разное видение в одно и ты приступишь к расшифровке кода,  отождествляясь  с Реальностью. 

- Нужно сбросить с кода все оболочки! - произнесла Наташа. 

 - Приступая к началу расшифровки следует использовать вертикальный взгляд, постигая то, что открыто сокрытием и сокрыто открытием. А=А+0. Вглядываясь сквозь нулевую,   трансцендентальную трубу,   пытайся выявить свой  эсенс, в качестве трансформирующей саму себя разумной буквы, двигающейся к постижению кода.

  - Это подъем или спуск? - спросила Наташа.

 - Отбрось пространственные ориентиры, - отвечал Гриша. - Условно: путь внутрь -  путь вверх, но до момента отождествления и далее обращения  в точку указующего  кристального  стержня света. 

Сумей войти во внутрь текста, то есть  преодолей посредническую дистанцию между вами. 

Обретя  ключ, выскользни из ментальной клетки на свободу.   Не забывай - любая символика - опора для работы по расшифровке земной или небесной части кода бессмертия. Они не идентичны, хотя предстают таковыми в относительном восприятии. 

Созерцая, сливайся с ландшафтом извилин, проникай в глубины, отождествляясь с самой основой, квантовым вселенским умом, позволяющем проявляться  бессмертному коду тьмы, света, тишины, звука.  В сердцевине лежит Буква букв -  неразрушимая кость квантового ума. 

Могущество твоего созерцания, концентрация квантовой энергии вечности, поможет тебе приступить к проявлении и начальной расшифровке  кода. Однако помни -  коду всегда интересен  уровень твоего постижения. И он  помогает соразмерно твоим усилиям познать себя в нем.

Подлинная концентрация отсутствует у  безразличных к своей жизни людей. Их поле спонтанно и наивно. Это обычный путь. Сейчас из физики микромира известно, что наблюдение меняет квантовую среду - поле не- локальности. В твоей квантовой самости след твоего созерцания остается и определяет твою дальнейшую судьбу. 

Мощь плацентарного созерцания вырвет нас из сферы  понятий и  раскроет «Око духа». Мы  расшифруем  код и возвратим его людям!   

- Квантовое оплодотворение? - удивилась Наташа.

- Единственный способ начать постижение Реальности. В будущем  квантовое зачатие станет естественным источником сложнейшего процесса трансформации человека земного в человека небесного. 

- Как нам действовать? - Наташу переполняло чувство удивления и надежды.

 - Код, подобно эмбриону, висит вниз головой. Инверсия - первое внутриутробное рождение. Вслушаемся в тишину, сольем взгляд, ведущий внутрь, с обычным, ведущим наружу в «Око духа» и, отождествившись с прозревающей силой, источник которой лежит за пределами постижения, ищущих смерти отражений, начнем  читать текст окрестного мира - проекцию кода! - проговорил Гриша. 

 Яйцеклетка, в центре которой просматривалась белая кристальная точка, погрузилась в глубокий созерцающий танец. Энергия погружения нарастала и с каждой минутой усиливался танец Сперматозоида с величавой, бессмертной Яйцеклеткой в самом центре  мира.

 

Извилина третья

Алхимия слез

Замерзшими слезами Бога

Земные по Земле скользят,

И пусть оттаявших немного,

Костры грядущие горят!

 

Экстатический танец прервался. Наташа готова была заплакать.

- Во время плача люди выпускают ядовитую жидкость, страдая от приближения неминуемой смерти,  - заговорил Гриша. -  «Выплакайся - станет легче!» - советуют тени и моргают, сливаясь в одну дьявольскую тень, втягивающую в землю не прозревших.

Глаз - самая чувствительная часть мозга, предназначенная для  выработки слез - целебного бальзама, необходимого для орошения извилин, впустую вытекающего слезами из  затуманенных глаз рассеченного человека. Неразгаданные извилины кода становятся все суше и суше, пока не усохнут навсегда. Тогда наступает смерть. Без целебного бальзама, его проявляющей силы,  приступить к расшифровке  не возможно. 

 Нужна новая инверсия - остановка и перенаправление вспять потока энергии слез.  В борьбе и слиянии нисходящего и восходящего потоков образуется, как мы знаем, третий, орошающий поток. 

Предвосхищение слез - нарастающая жажда  горящих, высыхающих извилин. Амброзия - это текущие вспять, в душу слезы блаженства, слезы просветляющего экстаза. 

Непрерывное преодоление себя -  это остановка наружного потока слез и втягивание его обратно. Слезы печали вытекают наружу, слезы пробуждения втекают внутрь.

Не выпустим нектар  жизни - свои  бесценные, несущие просветление слезы. И земные слезы станут небесными слезами просветляющего экстаза, омоют и щедро удобрят извилины всех плачущих людей.  В этих слезах мы  выплывем за пределы космоса и  спасем его. 

Окрестный мир сковал Наташу кристально-белым,    прозрачным льдом.

- Слезы хотят похоронить меня, заполнив собой,  - поняла она. - Кладбище - это замерзшие в слезах люди. Человек стареет, а его всегда молодые слезы, замерзают и сковывают его льдом не реализации. И вечные льды - это замерзшие слезы прошлых поколений.  

В черепе каждого человека, скованного льдом слез, просматривались контуры  букв -извилин.  Она понимала - полуживые люди с надеждой ждут просветляющего, оживляющего  огня, и если она не растопит лед, то сама окажется среди замерзших.  

Спустя мгновенье лед начал таять и из него  стали выходить усохшие, замерзшие люди. Они просыпались. Они не могли больше плакать. 

Наташе знала - преображенные слезы могут стать людьми небесной Земли и земного Неба. Слезное размножение в просветляющем экстазе - вот грядущее человека, вырвавшего себя из сковывающих жизнь замерзших слез. 

И тут она увидела кладбище сперматозоидов и яйцеклеток. 

 - Они  замерзли в своих собственных слезах,  тоскуя о подлинном  соитии. Здесь, на этом кладбище, они вызревают. Это и есть  вызревающие извилины моего мозга. В потоке преображенных слез переплывет человек на ту сторону, - осознала она. - Только из семени слез рождается истина.

Зачем я родился незрячей слезой,

У времени тек по лицу восковому?

И странно - казалось теку по живому,

И соль своей жизни тащу за собой,

Что вижу, что чувствую - холод ли, страсть?

Я замер у губ, меня слижет мгновенье…

На миг она увидела застывающие слезы Творца, оплакивающего свои не нашедшие  Его  творения. Неведомый ранее приток сил переполнял ее. 

- Заменим слезы печали на слезы пробуждения! - воскликнул Гриша. - Мы не заслезники, прячущие свои слезы от слезников, а существа, плачущие внутрь слезами просветляющего экстаза. 

На миг Наташе показалось - из огромной толщи льда всех выплаканных слез сложилось ее прозрачное, замерзшее подобие - подлинное  зеркальное отражение, ждущее огненной расшифровки кода.

- Прозрачные звезды будут вытекать не из наших  преображенных глаз, - услышала она голос Гриши, - а из «Ока духа» и заполнять новый, преображенный небосвод.

 

Из ледника кровавых слез

К первоистокам проломился,

И сквозь над-мирие открылся

Код мозговых извилин звезд.

 

Яйцеклетку переполняла энергия созерцания, казалось - она покидает Утробу. 

- Выходи и возвращайся! Наступает новый  виток развития! - донесся до нее голос Гриши, - углубляйся в расшифровку кода. Расплавляй мнимую тьму, выявляй свет, всегда предстающий в преобразованной форме. Постигай иные глубины смысла. Помни самое мудрое напутствие: «Извлекай свет из тьмы, а тьму из света!». 

- Если человек - плацентарное  зеркало, то оно стремится к максимальному отражению проявленного космоса и, таким образом, отождествиться с ним и проявить в своем земном центре отражение небесного, - думала Наташа. 

Она смотрела в плацентарное зеркало и видела  проекцию  кода в углах рта, дугах бровей, очертаниях крыльев носа, морщинах на лбу и вокруг глаз стареющего лица. «Код выходит на поверхность, - осенило ее. -  Особенно страшны морщины на рассеченных лицах новорожденных. 

Извилины  проступают  на  лице и руках символом смерти. Наука о буквах, не знающая о бессмертном коде мозговых извилин, как и теперешняя хиромантия,  игра для детского сада.  Созерцание морщин, линий руки необходимо для приближения к расшифровке тайного кода. Любые буквы, руны, иероглифы -  символы универсальной экзистенции - указующие пути к обретению бессмертия.   На миг ей показалось, что конечности, голова и туловище человека - проекция извилин тайного кода

- Выяви главную извилину, очищая от шлаков,  отождествись с ней, - проговорил Гриша, - твоя сущность изменится и форма  станет совсем другой.

 

Изменят форму все живые,

Когда из моды выйдет плоть,

И сновидения иные

На Землю ниспошлет Господь.

Кому-то будет снится вечность,

Кому-то звезды или свет,

А мне - былая человечность,

В душе оставившая след!

 

Наташа задремала и увидела  себя во время родов. Пуповина сохраняла целостность Младенец, сквозь тонкую кожу головы которого проступал код мозговых извилин,  вышел на свет и пристально всмотрелся  в родовые пути. Тут же  появился послед, зеркальную поверхность которого покрывали едва различимые  отпечатки буквоизвилин. Младенец тихо вскрикнул, протянул ручки и крепко  обнял послед.  

Перед ее взором возник  человек без признаков пола и возраста,  покрытый красной пористой мантией, медленно входившей  во внутрь. Вскоре плацентарное существо предстало своей внутренней стороной, казавшейся много крупнее  внешней. 

- Квантовая зона, - догадалась она. - Плацентарный текст - карма человека и высших животных.  У  животных мощные силы ограничения  блокирует опережающее отражение, навязывая плоду животное обличье.  Собака пожирая детское место, дом своего щенка, уничтожает его будущее, делая бездомным. И все повторяется по кругу. Вот почему мы любим собак - этих  потенциальных людей, в которых сокрыта любящая половина,  жаждущая понимания. Мы для них   - энергия опережающего отражения, указующий путь к иному. Животное - символ человека, но и человек - символ животного.

Размышления прервались. Она увидела - огромная собака после рождения щенка, обнюхав послед, насторожилось и залаяла. Щенок, приоткрыв глаза, исчез в последе и оттуда выскочила лохматая, двуногая, рычащая бомба с огромным темно-красным выменем. 

«Кто это?» - мелькнуло в голове. Она оглянулась.  Существа, тела которых состояли из кадыков, скармливали  прожорливому младенцу плаценты различных животных, которые он охотно поедал. 

- Кто я - беременная, плод или послед? -  недоумевала  Наташа. 

 - Отбросим ум - след прошлых рассечений пуповины, - ответил Гриша, - и преодолеем безжалостный эксперимент природы: выбрасывать в мир  расколотое, утратившее  память отражение, поглощенное только физическим  выживанием. 

«Слияние прошлого с будущем в настоящем. Человек - это Все!» - поняла она. 

       Извилина четвертая

 

Предзачатие

 

Ты напрасно меня ревнуешь

К небу, звездам, иным мирам,

Если ты эту бездну любишь,

Значит мы неразлучны там!

 

Перед ней стоял послед. Красные глаза его открывались все шире и шире. На них смотрели два огромных внешних глаза. Вскоре глаза слились в один всевидящий глаз - трубу, сквозь которую был различим, врезанный в свет золотым извилинами, текст вечного бытия. 

Гриша медленно приблизился, мягко взял  за руку и обнял. Она чувствовала -  их  кровь сливается в один поток, но вскоре раздваивается и тут же  сливается вновь, но совсем иначе, концентрируя  огромную силу,  смывающую иллюзию всякого разделения. «Третья сила насыщает саму себя для расшифровки кода», -  четко осознала Наташа. 

Кровавые буквы, медленно протекая сквозь ее сердце, сливались в один застывший текст. Лицо текста светилось и буквенными глазами пристально смотрело в мозг. Извилины  колебались  и сходили  со своих мест, освобождая пространство для букв кровавого текста - лица. На миг мелькнула распятая на центральной мозговой извилине буква «Я» с криком: «Если расшифруешь код - сможешь воздействовать на все другие тела и буквы».

 

Ко мне подходит  буква «Я»,

Зеркально радует меня,

И я смотрю в зеркальный след

Сквозь прозревающий послед.

 

- Сквозь  извилины пропусти вертикальный поток, столб небесного света, высвечивая буквы, раскрывая их земную силу и соединяясь с ней, -  говорил Гриша. - Извилины засверкают золотым светом вечности, сливающим энергию Неба и Земли в одном коде. 

Вход внутрь кода и перенос его в сердце есть начало расшифровки. Эта запись вне времени и пространства - эссенс  жизни; первая эманация Буквы букв, энергией которой ты будешь воссоздана. 

 Внутренний свет - прозрачный кристалл, стержень света медленно заполнил окрестный мир Наташи золотыми  буквами  света. Тяжесть в голове переполняла  ее. 

- Голова - многослойное золотое философское яйцо - сфера, - проговорил Гриша, - найди центр, пропусти сквозь нее  поток - стержень  небесного света и заставь сферу вращаться. 

Мы разнополы до слияния я - сущность, ты - субстанция,  я символизирую энергию Солнца - мужской принцип и утверждаюсь, как центр в тебе. Ты символизируешь женский принцип - пассивную энергию Луны.    После соития - мы начальный Андромозг, хотя при рождении внешне  выглядим  мужчиной или женщиной. Не код спит в наших глубинах, а мы спим в нем. Однако начало нашего  зачатия и развития идентично зачатию и развитию космоса из эмбрионального состояния. Это и есть начало расшифровки.

Она видела: философское яйцо было открыто сверху из него сверхкосмической антеной  разрастались  мозговые извилины света!  Гриша был главной извилиной - вертикальной, по которой она поднималась в небо своих извилин.

- Когда сознание и бытие сливаются в единстве,  код бессмертия фиксирует это, - поняла Наташа. 

 - Это и есть начало расшифровки,-  повторил   Гриша.

- Код - это философский камень?

- Философский камень - это не камень. Это динамическая энергия самопознания, всегда преодолевающая  уровень, на котором находится.  

- Это преодолевающая саму себя, сила преодоления? - спросила Наташа. 

- Да!  При сосредоточении на ней, она входит в саму себя. Тем самым ее мощь резко возрастает, - отвечал Гриша.

 

И сила, входящая в силу,

Сама  постигая себя

Для смерти готовит могилу,

Небесную Землю творя!

 

- Концентрация на восприятии звука, света; восприятии мысли, чувства -  это вхождение в саму сущность звука, света, мысли, -проговорила Наташа. 

- Ты становишься самим видением и слушанием, - отвечал  Гриша. - Помни: твои мозговые извилины - символ  мозговых извилин Земли и Неба. Вертикальное прочтение позволяет слиться с ними.  Вращение  сферы удаляет из извилин - букв шлаки - остатки внешних впечатлений, сохраняя требующую расшифровки  сущность. 

 Постигни:  осознавший себя человек - послед - это малый Андромозг, который трансформируется в средний, осознавая в себе единство Земли и ее последа. Большой Андромозг проявляется, когда человек метапсихологически включает в себя Вселенную, неотделимую от ее зеркального последа.  Но помни: зеркало всегда одно и при осознании этого все извилины превращаются в космические пути.  С трансцендентальной точки зрения - Большой Андромозг - это целостная, необъятная сфера, а с имманентной - твоя внутренняя, вечная сущность - Буква букв.  «Что наверху, то и внизу, что внутри, то и наруже..» - говорил Гермес. 

Извилины - это космические дороги постижения единства микрокосма и макрокосма, позволяющие ясно видеть  их единство и путешествовать в них. Это подлинные родовые пути. Сколько извилин - столько  и воплощений до тех пор, пока код бессмертия не будет расшифрован в природных стихиях, душе и духе.

Наташа чувствовала - извилины ее мозга исчезают и их места замещают извилины мозга Земли, исчезающие через мгновенья, а их места, в свою очередь, замещают мозговые извилины Неба, которые превращаются в  потоки золотого, ясного, света, проходящего сквозь ее небесное тело. 

Огромный небесно - плацентарный код висел в окружающем пространстве - код новой вневременной жизни, тотальности всего ее существа.

 

Небесной сердцевиной

Зеркальный шар земной

Извечные картины

Рождает над собой.

Надежда пробужденья

Пока не умерла

Глядят за отраженья

Живые зеркала.

 

«Я - символ Буквы букв! Далее новое рождение, более полная расшифровка», - поняла она.

- Прозревай меня в себе, а себя во вне, - донеслось до слуха.  «Это небо прейдет..!» - вспомнились слова из священного писания

Она видела, как отдельные буквы проходили сквозь черную горизонтальную воронку, которая иногда становилась светлой. И сами буквы преображались, оставаясь однако, земными. Другие буквы проходили сквозь изначально белую вертикальную воронку, преображаясь в небесные. Далее земные  и небесные соединялись в цельные буквы - ядра.

На миг перед ней мелькнули безголовые  буквы…

И вдруг она увидела  удивительный балет букв. Ей казалось, что она попала в страну-империю текста, состоящего из отдельных текстов-городов.

 - Каждый находит свою букву и сквозь нее, как сквозь дверь, входит в свои глубины, расшифровывая код, - поняла она. - Все уже есть во мне и я - это все. Ум тащится где-то позади и мешает мне. Даже ментальный проблеск  мало что значит. Но если слиться с  таковостью - это и будет «воспоминание» Платона, «знание - это воспоминание».

 

 Оспермилова погрузилась в глубокое самосозерцание. 

- Кто я? - безуспешно пыталась она ответить самой себе. 

- Не путай содержание сознания с самим сознанием, - сказал Гриша. - Это совершенно не одно и то же. Осознай чистое сознание. Его можно представить, например, как чистое пространство, на которое никак не влияет содержимое, то есть его объекты.  Если осознаешь чистое сознание и сосредоточишься на нем, то узнаешь, что это ты и есть! 

 Ноги Наташи все глубже и глубже врастали в Землю, а голова в Небо. Вдруг она перевернулась: голова, в которую вошло Небо, оказалась внизу, а ноги, поглотившие Землю  -  вверху. Тяжело дышащее туловище с трудом удерживало Землю. Тут Небо медленно переместилось в центр, занимая место спокойно пульсировавшего сердца.

И побрела она, не различая, по Земле или по Небу, ибо не было больше различия между ними и ей самой, бредущей  в самой себе.

Она пребывала внутри внешних  и  внутренних объектов - мыслей, слов, образов и всего склада своей личности, хорошо понимая иллюзорность любого разделения.

На миг гигантский сперматозоид закрыл ночное небо и новое оплодотворение, небесное вспыхнуло ярким светом. 

- Нужно превзойти свое земное, внешнее сознание, - говорил Гриша, - и проявить полевое, нелокальное сознание, то есть победить в себе человека! 

Наташа видела - код бессмертия врезан золотыми буквами извилин в лик смерти. «Нет различия между ними», - поняла она.  

 Огромная золотая птица, махая зеркальными крыльями извилин, пролетела над ней. Она узнала свое отражение.

 - За мной в пещеру света! - крикнул Гриша. - Ты думаешь - зачатие уже произошло? Ошибаешься! Это было только предзачатие! 

И тут она увидела - мир вывернулся наизнанку и Утробия стала видна ее обычному глазу. Мимо нее сновали взрослые сперматозоиды  и яйцеклетки - дети. 

- Если бы мы с тобой существовали, как  завершенные создания, то никакое оплодотворение  не было бы возможным, - высказывал свои мысли Гриша. - Я сперматозоид только в одном из своих состояний, как и ты - яйцеклетка. В других состояниях мы муж и жена. Но есть нечто иное и большее, чем то и это. И мы должны превзойти себя и выявить эту сущность - главное оплодотворяющее начало.  Это  главная цель светосуществ. Мы - символы и должны сами сквозь себя проломится к сущности! Человек - символ потенциально оплодотворенного Яйца, а оно - символ иного человека!

Но в данное время  Сперматозоид и Яйцеклетка - главные символы человека.

Наташа не понимала.

- Пока осознай следующее:  только  в центре безвременья ты сможешь открыться  оплодотворяющей извилине! В точке пересечения - центре креста мы сольемся в подлинном зачатии, обретая действительный «небесный» глаз. Золотые лучи, пронизывающие тебя спереди и сзади, соединятся с твердым отвесным стержнем - кристаллом света.

Новое зачатие ожидает землян. Люди-Сперматозоиды, люди-Яйцеклетки уже бродят вокруг в ожидании нового зачатия. Им нужен  оплодотворяющий толчок вечности. Мысль безграничная, безмерная должна соединить в оплодотворяющем соитии Небо и Землю в сердце нового существа. И это будет только началом.

 

Извилина пятая

Зачатие

 

- Я должна войти в свои глубины и из своего формообразующего, инертного начала вытянуть солненый  свет, - думала Наташа. - И в процессе этого преображения я обрету ту основу, которая воспримет светосперму Гриши. Тогда свет соединится со светоформой в новое начало. В конечном итоге, существует один великий Сперматозоид и одна великая Яйцеклетка, и они передают все свое всем поколениям.

Яйцеклетка превратилась в огромный, все закрывающий поток зеркальной светоспермы.

- Творящая, первичная субстанция Духа? - спросила Яйцеклетка. 

- Сам Дух, -  громким, но совершенно не слышным спермаголосом ответил Поток. Она слышала сперматишину, хорошо понимая, что сама превратилась в поток и отвечает на вопросы сама себе. 

- Это восприятие солнечного луча, первичного творящего потока светоспермы. Она глубоко вдыхала свежий утробный воздух, извлекая из него  спермаэфир. Словно чешуйчатые капли спадали с нее осперменыши. Красивый, блестящий спермазагар покрывал ее оболочку.

 

Я постигал ядро Вселенной

Вселенной вечное ядро

В своих глубинах сокровенных

Я понимал, что мы одно.

 

Через мгновенье Наташу крепко обнял кристальный свет, а сверху падал золотой луч Солнца.

- Скипер! Главная извилина - Указующий Путь  за пределы космоса! - крикнул Гриша

 

Я слышал звон разорванных цепей,

В над-мирие  рука была воздета,

Вселенский вихрь кружил в душе моей

Вокруг оси спрессованного света!

 

По солнечному лучу медленно  спускался  прозрачный младенец.

- Светоплод! Но расшифровка его Кода - новый виток пробуждения! - поняла Наташа. 

Андромозг медленно плыл по родовым путям своих мозговых извилин. 

 Начинался светогенез  небесного существа -новый  виток расшифровки Кода!

 

Часть вторая

 

Код бессмертия

 

Костер

1. Я на костер себя зову,

Ведь миг прозренья быстротечен,

Бессмертен я, пока живу,

А после смерти буду вечен.

 

2. По небу побрел я на твердой Земле…

Костер отпылал…Я увидел в золе

Небесное имя извилин земных,

И слился я с ними, и вышел из них.

 

Философский камень

 

Первооснову выяви в глубинах.

Работай с ней,

В ней дышат два начала,

Два тайных света, скрытые во тьме,

Две силы, слитые в одной,

И рвущие в проявленном друг друга -

Зародыш сна - зародыш яви,

Их разведи, а после разведенья

Две стороны души

Сведи и слей в одно, тогда получишь

Дух неба, спрятанный в земле, -

То новое начало, что вращеньем

В воронке звездной

В камень обратишь.

***

Проявленные Солнце и Луна

В первооснове в брак

Вступают вечный,

Два светосемени,

Сливаясь, зачинают

И взращивают плод -

Ребенка первосвета -

Творенье новое в самих себе,

И сами в нем живут.

***

- Солнце! А где же Луна? -

Крикнул, застыв в изумленье…

От Солнца отверзлась

Огромная глыба

И вдруг воспарила

Звездою блестящей,

И в миг развернулась,

Серебряным диском предстала,

И свет от Луны слился

С солнечным светом -

Серебряный свет с золотым

В единстве,

Притом сохраняя различье,

И свет тот отлился, твердея,

Ребенком, на книге из света сидящим.

 

***

 

Стекли пустые полулица

В кривую пасть живых могил,

Я проломил свои границы,

В себе с Землею Небо слил.

 

***

 

Обратный взгляд и взгляд прямой

Во мне в один соединились,

Иное виденье открылось

В пустыне света сверхживой,

И я касался головой

Небес, поправ ногами Землю.

 

Тайнопись

 

Сквозь Небо Землю прозревая,

Все трупы старые сожгли,

Огнем небесным выжигая

Сердца извилин мозговых -

Священный код…

И мертвых не было и не было живых.

 

***

 

Боль растущего зерна -

Сладость хлеба,

Нам рождением дана

Сила Неба!

Эта сила нас ведет

До могилы,

Из могилы достает

Эта сила,

Эта сила - сами мы -

Код бессмертный,

Рвется из самотюрьмы

Каждый смертный!

 

***

 

Код втягивает нас в глубины,

И проявляет вновь из сердцевины

Мирами, звездами, Вселенским животом,

И духом Гегеля с русалочьим хвостом…

Во всякий миг все это есть - и нет,

Сиянье тьмы нам затемняет свет.

 

***

 

Всем миром окрестным

Несутся за мной

Небесные тексты

В оправе земной,

Потоки покоя

Небесных глубин -

Посланье  живое

Умерших картин.

 

Светотьма

 

К Солнцу внутреннему рвался,

Рвался к внутренней Луне,

Непрозрения боялся,

Зная - свет живет во мне.

Солнце внутреннее слилось

С внешним в самой глубине,

Лунным ликом отразилось

На земном-небесном дне.

 

***

 

В первотьме я похоронен,

Замурован в первоцвет…

Выхожу сквозь крышку гроба:

Светотьма - различий нет.

Светотьма - различий много,

Мягкий плавает скелет

Человека или Бога? -

Светотьма - различий нет.

Первотьма слепящим светом

Кажет свой безличья Лик -

Во Вселенную одетый

Вечности разящий миг!

***

 

В зеркальные шкуры одеты

Лежат две фигуры в просвете,

В протьме между жизнью и смертью

Лежат во Вселенском конверте…

Встают, раскрываются вежды,

Зеркальные рвутся одежды,

Свободу сердца обретают,

В своих отражениях тают,

В земной светотьме сокровенной

Пульсирует сердце Вселенной.

 

***

 

Зеркальные слезы стекают,

И лик светотьмы обнажают,

Небесные слезы стекают

Глаза светотьмы раскрывают,

Два Лика - земной и небесный

Сливаются в тающей бездне.

 

***

 

Я не в просвете букварей

С незримой буквою сливался,

Сквозь матерь огненных ночей

Мне код небесный открывался.

Рождали буквы первотьмы

В тяжелых схватках буквы света,

Сквозь крышку гробовой тюрьмы

Ломился плод из первоцвета.

 

***

 

Если исток первосвета

Не раскрывает глаза,

Миг отраженного света

Не возвратит в небеса.

 

***

 

В Землю поднимаюсь.

В Небо опускаюсь,

В первосвет рождаюсь -

И различий нет.

***

Среди белого дня

По дороге земной

Бродит мертвый живой

За твоей головой.

Вот свобода, покой,

И ты видишь себя

Там, где нет бытия…

Бродит мертвый живой

За земной головой,

Открывая живым

Место встречи с иным..

 

***

 

Внутри миры,

И я в мирах

Исход игры -

Оживший прах.

Из глубины

Мой силуэт

Сквозь явь и сны

Ползет на свет.

Внутри миры,

И ты в мирах,

Исход игры

В твоих руках.

 

***

 

Ум природой создан

Разделять!

Дух над миром создан

Единять!

Меж Творцом и нами

Только тьма,

Виноваты сами -

Плод ума.

 

***

 

Вычерпывал из яви сны,

И в зеркало глядел,

Взирал в меня из глубины

Прозрачный мой удел,

И сквозь небесное окно,

Где не было границ,

Я видел квантовое дно

Знакомых лиц!

 

***

 

За маткомозгом фаломозг бредет,

Вселенная изнанкой предстает,

И кванты стонут, рвутся на простор,

Коллапс - и снова временной узор,

Изнанка квантов? Или нет ее?

Вселенная кривит лицо свое,

Извечную энергию  глубин

В себя вбирает тайный андрогин!

 

***

 

Кривое мертвое покрытье

В слезах кровавых растворю…

Вне откровений, вне наитий

Себя из неба проявлю!

 

***

 

Исток на подмогу!

Спасешь ли меня?

Стою у порога

Извечного дня,

Небесною силой

Живого огня,

Земная могила

Рождает меня

Горит человечности

Умерший лик,

Спрессована вечность

В хохочущий миг!

***

Настало прозренье -

Сквозь высохший век

Без формы и тени

Побрел человек.

 

Дзэнский код

 

Отбрось игру,

Уйди из клетки,

Не будь в миру

Марионеткой!

***

Проявлял

Безграничье,

Созерцая

Различье.

***

Со Вселенной я снимаю

Все капустные листы,

Кочерыжку обнажаю -

Пустота без пустоты.

***

Я в себе себя отбросил,

И узрел во всех Одно -

Всеразличьем «до» и «после»,

Всеслияньем «после» с «до».

***

Бытие - не бытие -

Все понятия мои,

Спит грудастое зверье

В грезах солнечной любви.

***

Зачем совершенство

Себя хочет съесть?

Есть только блаженство -

Когда оно есть.

***

Я постигал, не постигая,

Сжигая оболочки слов,

Вставала подлинность живая

В обличье полых мудрецов.

***

Чем большее я отдаю,

Тем большее я обретаю,

В кристалл я себя обращаю,

Внутри себя небо вращаю,

И в воздухе твердо стою!

***

Бездна здесь  бездна там

Обе бездны пополам,

Между ними свищ живой,

Ловит мертвою рукой,

Всех, кто думает найти,

Свой остаток на пути.

***

Мы все умрем, не умирая,

Мы все родимся, не родясь,

Не постижима жизнь земная,

На постижение дробясь!

***