Алхимия чтения, Москва. Фрагмент.

 

 

АЛХИМИЯ ЧТЕНИЯ

 

Все об одном, все об одном

Молчат и говорят пророки,

Но только разным языком

И в разные земные сроки.

 

Предисловие

 

Это краткое введение в расшифровку бессмертного кода мозговых извилин, потребность в которой существует у каждого из нас. Мало кому удается за одно воплощение раскрыть  в этом коде букву или две. Редкому человеку выпадет счастье расшифровки большего.

 

Извилина первая

Сперматозоид  Духа

 

Какую роль сыграть на свете

Дано творениям земным? 

Пока земляне только дети,

А смерть и старость только грим.

 

Планета треснувшим яйцом

Дымится на столе у Бога,

И снится дальняя дорога

За провалившимся лицом…

 

В Утробе было темно. Мимо величавой  серебристой яйцеклетки Наташи проплывали белые и черные сперматозоиды. В некоторых  из них различались лица мужчин - литературных или театральных героев, кинозвезд, знаменитых музыкантов.  Наташа чувствовала в них незрелость и безумие, понимая - все они в своих буйных страстях стремятся к быстрому соитию. 

-  Кто оплодотворит меня? - едва успела по думать Наташа, вскрикнув от боли.  Неистово махающие хвостами черные сперматозоиды, словно  черви, охватили и потащили ее. 

 - Атака! Но, аборта не будет! - воскликнул Гриша, крупный благородный сперматозоид, преграждая дорогу черному сгустку. - Раздавим кусок небытия! Слова несокрушимой власти прозвучали в призыве Гриши. На призыв откликнулось несколько крупных боевых яйцеклеток. Они яростно набросились на  ядовитый сгусток, окружили его и, несмотря на дикое сопротивление, разорвали его на части. 

- Я своей жертвой выжгу  из вас эгоидные остатки! - прохрипел умирающий кусок. 

Наташа вышла на свет и оказалась у крошечного  отверстия,  ведущего в невидимый  лабиринт. Она  понимая смертельное сражение велось за право соития. Рядом был Гриша. Махнув коротким хвостом пуповины, он с интересом вгляделся в Наташу.

 - Кто ты? - спросила Наташа.

- Зачаток единства - солнечная точка! С начала времен я жду тебя

- А другие яйцеклетки? Чем они хуже? - спросила Наташа.

- Среди других есть помощницы и есть врагини, им всем нужно простое, бездуховное зачатие. Они не хотят  полной расшифровки  кода мозговых извилин, пытаясь собой подменить андрогина! Но ты  - оболочка из чистого серебра - колесо микрокосма,  на котором освобождается дух. За этим ты послана мне. Если, сливаясь,  забудешь о себе, то проявишь свою сущность -  внутриутробное золото. В будущем Утробия будет состоять из сущностей. Мы станем первыми.

- Возможно, ты сперматозоид какого-нибудь божества? - удивленно спросила Наташа.

- Я - само божество, свет, принцип, бессмертие! Наше соитие двух сил, двух мозгов приведет к  рождению Андромозга, в котором навсегда сольется проявляющая силу жизни с поглощающей силой смерти в третью - высшую силу, - воодушевленно объяснил Гриша. - Мы накопим ее и бросим в бой за расшифровку кода мозговых извилин микрокосма и макрокосма, за подлинное рождение, помня, что символ универсального бытия, всегда полнее постижения. Ключ к тайне лежит в плацентарном зеркале. 

Яйцеклетка медленно превратилась в прозрачный кристалл. Хвост Гриши оставался свободным, но голова, отлившись в каплю расплавленного золота, прожгла Яйцеклетку, внедрив в нее  огромное, неведомое существо.

 - Код бессмертия -  вне временной символ - отражен в плацентарном зеркале и с его помощью может быть разгадан? - спросила Наташа. 

- Раньше люди были цельными, читали код, отождествлялись с ним и жили вне времени, - отвечал Гриша. - Разрыв сознания - отсечение пуповины сокрыл код. Крик новорожденного - горький протест и отчаяние против утраты памяти и искусственного разрыва цельности сознания.

Яйцеклетка задумалась: 

- Если мне предстоит обычное рождение, то отсечение пуповины приведет к появлению женщины-получеловека, или получеловека-женщины? 

 - Как и мужчины, - отвечал Гриша. -  Современное рождение выводит на свет, который люди называют «этим светом»,  нищего слепо-полового  инвалида, бредущего к смерти в тщетном поиске  вскормившей  его  родины. Поток его  мыслей и чувств отскакивает от поверхности предметов, облачаясь в  полуслова.

Я способен к золотому зачатию существа, энергия которого расшифрует код.  

В орбиты мне Отец вложил

Глаза, смотрящие в глубины,

Чтоб жизнь и смерть я пережил

Сгорая в  самой  сердцевине