Разговор с гражданином Вселенной // Газета «На дом»

Великий физик Л.Д. Ландау вывел некую формулу человеческого счастья: «работа + любовь + общение». Библиотека  обеспечивает одну из составляющих этой формулы, когда становится  центром общения. Биробиджанская областная универсальная научная библиотека  может назвать немало имён своих читателей, которые представляют огромный интерес для библиотечного общения. 

Заведующий кафедрой психологии ДВГСГА доктор биологических наук, член Союза писателей России, экстрасенс международного класса Игорь  Ананьевич  Файнфельд пятнадцать лет назад  впервые принял участие в работе интеллектуальной гостиной при Областной научной библиотеке и остался её добрым другом на многие годы. Он подарил библиотеке одиннадцать  своих книг, изданных в разное время, в различных издательствах страны. Сегодня он – по-прежнему участник наших мероприятий и просто умный,  мудрый собеседник. 

Недавно, в один из мартовских дней, Игорь Ананьевич заглянул в библиотеку,  рассказал о том, что готовит к выпуску свою новую повесть, и ответил на несколько вопросов, навеянных весенними праздниками: Всемирным днём писателя и Международным женским днём. 

- Игорь Ананьевич, в начале марта поэты, эссеисты, романисты планеты отмечали Всемирный день писателя. Сейчас  подходящее время поговорить о Вашем творчестве. Тема Ваших стихов, эссе, повестей – духовные сферы существования личности. Чем объяснить такой выбор?

- То, что мной написано -  это попытка изменить обыденное мышление читателя. Человек считает, что  мир, который он видит, действительно таков и есть. На самом деле, через наши органы чувств поступает только незначительнейшая часть внешнего мира, а анализируется нашим мозгом ещё меньшая. То есть мы воспринимаем миллиардную его часть, потом ещё из своих  умозаключений создаём  свою собственную модель мира, которая не всегда соответствует действительности.

- Да, океан Божьей мудрости невозможно вложить в человеческий разум…

Рассудок только оформляет то, что человек видит. А трансцендентная реальность, недоступная познанию человека, и составляет  ядро самого человека. То самое библейское Царствие Божие, которое внутри нас. Оно не является рассудочным, оно является небесным.

- Что называется духом, да?

- Духом. Но дух, который живёт внутри нас, не отделен от внешнего, если под внешним и понимать ту схему, которую мы видим.

Я работаю, что называется, «в потоке», когда я пишу стихи или прозу.

 

- А чем, на Ваш взгляд, отличается поэзия от прозы? 

- Поэзия апеллирует  не только к интеллекту, а к бессознательному, но не к подсознательному, а сверхсознательному. Если это, действительно, настоящая поэзия. Она позволяет отойти от существующих  схем. Проза апеллирует к уму. Поэзия имеет меньше концептуальных ограничений. Но она пользуется особыми средствами выражения. Рифма, ритм, аллитерация, т.е. повторы одинаковых или созвучных согласных звуков, придают поэтическому тексту особую звуковую и интонационную выразительность. Например, у В. Брюсова: «Мой милый маг, моя Мария…». Поэзии характерна наибольшая  эмоциональность.  В стихах важен  порядок слов.  Он создаёт ритм стихотворения, музыку стиха.

Потому что поэзия апеллирует к более глубоким пластам человеческой психики,  иногда её труднее воспринять, чем прозу. Но зато, когда человек её принимает, если  резонирует на стихотворение, тогда оно и оказывает трансформирующее действие на психику.   

 

- То есть, по- Вашему, назначение поэзии в том, чтобы трансформировать, изменять человека?

- Самая сокровенная цель поэзии, если вообще можно говорить о цели, - это соединиться с тем творящим принципом, который создал нас, который вращает Звёзды,  Землю, влечёт людей друг к другу. Тем, что называется любовью в земном понимании. Тем, что движет человеком, когда он хочет понять в себе Божественное начало. 

Что означает слово «поэсис»? Оно означает «творить». Поэт в каждом стихотворении создаёт свой собственный мир. Каждый раз он борется с хаосом, старается сотворить из хаоса свой порядок, всё время его организовывая. Таким образом, мир поэта двигается уже не в горизонтальной плоскости, а сакрально поднимаясь каждый раз над своим видением выше и выше. 

Поэзия должна возрождаться в духовном своём качестве. Тогда она будет  средством воспитания и  формирования личности, а не жонглированием терминами.

 

- Вы считаете, стихи должны быть богодухновенны?

- Да, Адам в Эдемском саду говорил стихами. И Библия состоит из стихов. Не просто строчка Библии, а  стих…

Поэзия - это литературный жанр. Но она когда-то была сакральной, несла глубочайший смысл, она не была суетной литературой, какой потом стала. 

Кем был раньше поэт? Тем человеком, который трансформировал небесные послания в человеческую речь. Он был посредником между Богом и человеком. Слова «Поэт» и «Пророк» были очень близки по смыслу. Творчество вообще идёт не от понятий, а из духовных глубин. Есть два типа творчества: рассудочное и духовное. Там, соответственно, используется мёртвое и живое слово. Мёртвое слово – это шаблонная, дежурная фраза. Даже о любви иногда говорят такими словами, используя старые заготовки. А живое слово оживляет душу.

 

- Кстати, о любви. Мужчина и женщина, по высшему замыслу, должны жить в гармонии и дополнять друг друга, а они постоянно противопосталяют себя друг другу и даже  враждуют. Вы, как психолог, можете раскрыть причину?

- Причина в том, что мужчина и женщина ассоциируют себя лишь со своими внешними оболочками. Эти оболочки постоянно сталкиваются. И происходит, как Ницше писал, вечная борьба полов. Мужчина и женщина прежде всего принимают себя и друг друга за тело, по ошибке. И тела, совокупившись, теряют интерес друг к другу. Всё время ведь нельзя совокупляться.

Если я вижу в тебе только земную женщину, то чем ты отличаешься от другой? У неё то же строение, те же органы. Я должен видеть в тебе то, что видел Петрарка в Лауре. Лаура была источником его высшего начала. Женщина в моём понимании – это Ева, которая привела Адама ко греху. И женщина – это Мария – мать Христа, спасителя человечества. Мужчина должен за внешней формой женщины разглядеть её противоречивость и помочь ей самой осознать себя. Ведь мужчина и женщина друг без друга …

Сейчас я работаю над книгой «Двуполая кровь», в которой речь идёт о том, насколько мужчина и женщина должны друг в друге себя осознать.

 

- Игорь Ананьевич, а что для Вас - красота? В частности, эстетика литературного произведения?

- Достоевский говорил, что красота спасёт мир. Я считаю: важно видеть красоту внутреннюю. Ту, которую ты можешь не просто созерцать, а  улавливать. Красота – в глазах смотрящего. Например,  философия-Дзен утверждает, что в обычном корне дерева или растения, или в примитивном  цветке содержится  предмет духовности. Потому что форма ценна только как входная дверь в духовную глубину. Внешняя форма должна быть красива, но она ни в коем случае не должна приковывать. Иначе внимание размазывается по форме, а в глубь не проникает. 

Почему икона втягивает в себя взгляд смотрящего на неё. Это образ. Но не художественный, а образ духа.

 

- Как удивительно в Вас сочетаются разные религии и философии: учения Дзен, буддизма, и христианства!

- У меня есть стихотворение «Гражданин Вселенной». Там вы прочтёте такие строки:

 

Я – скиф, германец, иудей,

Я – убаид, шумер, индеец,

Индус  и эллин, и этруск.

 

- Сейчас такие времена, когда национальная рознь, религиозные конфликты приобрели угрожающее состояние. Отчего это происходит? 

- Только от невежества. В исламе есть наставление – «убей неверного». И некоторыми это воспринимается примитивно: убей того, у кого другая вера. Но речь идёт о том, что надо убить неверного в себе, убей то, что мешает тебе верить. Физическое тело каждого человека, его способность верить, просветлённое ядро – идентичны. Но культура, национальность, социальное положение выражают это духовное ядро на своём, присущем лишь им, языке. Форма выражения -  разная. 

Есть притча о двух слепцах. Два слепца обследовали слона. Один нащупал ногу, другой – хобот. У каждого сложилось своё представление о слоне. Они начали спорить. Один объяснял, что слон такой, как  нога, другой утверждал, что слон, как хобот. Их разногласия  перешли в конфликт. Но оказалось, что  говорили-то они об одном и том же. Каждый не видел предмет целостно.

Существуют термины  «канотат» и «денификат». Когда одна сущность имеет разное выражение, а ты выражение принимаешь за сущность и начинаешь спорить.

Люди не перестают противоречить и назвязывать друг другу войны. Надо заниматься диалогом культур. Мы изучаем экономику, таможенное дело и ещё массу предметов. Но кроме этого необходимо входить в культурные глубины народов. Если я буду понимать, что китаец говорит о Дао, а я говорю о Христе или о Логосе, то мы говорим об одном и том же - конфликтов не будет. А особенности выражения, разнообразие красоты изложения мыслей, традиции, неповторимость  – этим и интересен каждый народ.

 

- Вы – учёный и врач. В одной из газетных статей я читала, что Вы вводите в научный оборот термин «стихотерапия».

- Сейчас широко разбирается в науке функциональная асимметрия мозговых полушарий. Левое полушарие отвечает за логику, письмо и здравый смысл. Правое – за образность, чувства, за связь с бессознательным. Установлено, что нагружено больше левое полушарие, а правое как бы недогружено, и поэтому во сне иногда происходит компенсация: возникают образные сотрясающие сны, для того чтобы восстановился эмоциональный гомеостаз, т.е. постояноство внутренней среды. Стих создаёт целостность восприятия, он в какой-то степени компенсирует недогрузку правого полушария. 

Почему я говорю о стихотерапии? Потому что настоящие стихи, не просто  разновидность библиотерапии, а именно стихотерапия. Стихотерапия обладает самостоятельным воздействием. И тот человек, который читает стихи не только рассудочно, пытаясь уловить поверхностный смысл или  сюжет стихотворения, а  резонирует,  -  включает те психические этажи, которые обычно латентны, т. е. закрыты, не функционируют в повседневной жизни – получает психологическую поддержку и терапевтическое исцеление.

 

- Известно, что  во врачебной практике вы применяли  знания экстрасенсорики. Занимаетесь ли вы этим сейчас?

- Это медицина. Об этом нужно говорить отдельно. 

Были совершенно уникальные случаи исцеления пациентов, просто потрясающие, которыми я горжусь. Для меня это важно, потому что я вырос во врачебной семье. Мама и папа были врачами. Папа был заслуженным врачом России, очень известным на Дальнем Востоке и в Сибири офтальмологом. Он учился у доктора медицинских наук Кузнецова,  который, в свою очередь, был вторым профессором и ассистентом у Бельярминова, лечащего врача  Николая II.

Раньше я много этим занимался. Экстрасенсорика – это образ жизни. Нужно придерживаться даже определённого питания.  Мясо, рыбу, яйца, лук, чеснок, грибы – я тогда вообще не ел в течение двух лет. Это воздержание придаёт силу биоэнергетику… 

 Настоящий биоэнергетик  должен лечить через поток. Он является  проводником. Если он имеет контакт, он просто проводит больного… И тогда больной исцеляется.

Но когда биоэнергетик пользуется только своей человеческой энергией, то  лишь сам обесточивается. А при условии, что у него  много пациентов, он выполняет свою работу формально. Психологический эффект может быть достигнут. Но настоящего исцеления нет.

 

- Игорь Ананьевич, мы уже говорили, что система Ваших ценностей и взглядов изложена не только в Ваших научных трудах, но и в художественных произведениях. Где их можно найти, кроме Областной научной библиотеки?

- Ранние произведения – только в библиотеке. А «Внутриутробная жизнь капитана Серого» и «Запяторучье» продаётся в книжных интернет-магазинах . Можно заметить, что особенно активно их покупают в Украине,  Белоруссии,  Азербайджане, в Мюнхене.

 

Алла АКИМЕНКО  

Заведующая сектором

национальной литературы

Областной научной библиотеки им. Шолом-Алейхема