Дмитриева Е.В. АЛХИМИЧЕСКИЕ МИНИАТЮРЫ В ПОЭЗИИ И.А. ФАЙНФЕЛЬДА // Современные гуманитарные исследования, 2013. - № 3.

Как известно, термин «поэтическая миниатюра» применяется к строго законченным поэтическим произведениям небольшого размера. Считается, что миниатюра труднейшая форма лирики, доступная только большим мастерам. Для миниатюры характерно глубокое содержание при безукоризненно отточенной форме (1). Однако, за исключением краткости это понятие не имеет достаточно четких границ. Философская миниатюра стала особой формой поэзии у Тютчева, что сделало творчество поэта уникальным в своем роде. К миниатюрам относят философские четверостишия Омара Хайяма, японские танки, русские частушки. 

В данной работе мы хотим проанализировать некоторые миниатюры И.А. Файнфельда, в которых автор, поэтически осмысливая сущность алхимического процесса, представляет и нам возможность задуматься над ним. Ранее анализируя поэму «Гермес» И.А. Файнфельда (2), мы уже обращались в его творчестве к герметизму, связывая последний вслед за Фламелем, Геноном, Эволой, Элиаде, Джонсонсоном, Бутузовым с традицией алхимической (1-9). 

Согласно традиции, алхимию относят к области чистого гнозиса, где объектом познания является связь феноменального и ноуменального. Иначе говоря, главной целью приверженца является формирование своего ноуменального «Я», которое считается философским камнем или золотом мудрых. Последнее достигается посредством «Делания» 

Нетрудно увидеть, что в следующих миниатюрах дано развернутое поэтическое выражение всех этапов получения философского камня или алхимического «Делания». Вначале расплавление себя до первоистока, до первоматерии, из которой в процессе работы и твориться новый человек. 

 

Себя расплавить до истока,

Вернуться в вечность и начать

Иную жизнь без сна и срока,

Самим собой себя зачать. (9)

***

Первооснову выяви в глубинах,   

Работай с ней, 

В ней дышат два начала,

Два тайных света, скрытые во тьме,

Две силы, слитые в одной, 

И рвущие в проявленном друг друга,

Зародыш сна - зародыш яви,

Их разведи, а после разведенья,

Две стороны души

Сведи и слей в одно, тогда получишь

Дух неба, спрятанный в земле -

То новое начало, что вращеньем 

В воронке звездной

В камень обратишь.

 

Рассмотрим следующую миниатюру, состоящую из двух частей:

1.

Я на костер себя зову

Ведь миг прозренья быстротечен,…

Бессмертен я пока живу,

А после смерти буду вечен…

 

2.

По небу бродил я на твердой Земле…

Костер отпылал… Я увидел в золе

Небесное имя извилин земных,

И слился я с ними, и вышел из них. 

Здесь в ином поэтическом выражении автор вновь показывает нам картину алхимического «Делания». Тайный огонь символизирует смерть обычного сознания, «миг прозренья бесконечен» выражает снятие границ времени и бессмертие (воскресение) после «второго» рождения, а так же идентичность бессмертия и вечности «по ту сторону мрака», где индивидуальность тождественна трансцендентальной реальности. 

Успех «Делания» (по Эволе, Фулканелли, 10) заключается в способности создавать то, что современная наука называет силовым полем или энергией не-дуальности, то есть энергией, преодолевающей обычное дуальное сознание. Благодаря этому наблюдатель получает доступ к реальностям, обычно скрытым от нас пространством и временем.  

Попытаемся раскрыть поэтический потенциал следующей миниатюры. 

 

Око лунное

Раскрылось отраженьем,

И единство 

Обнажилось возвращеньем,

И сияет 

Солнце - Лунным постиженьем  (9)

 

Здесь лунное око раскрывается в процессе отражения света Солнца («око лунное раскрылось отраженьем»), далее отраженный свет возвращается к первоистоку - Солнцу и с этим возвращенным или отраженным светом проявляется единство («единство обнажилось возвращеньем»). Солнце - лунное сиянье - сиянье двойным светом единства священного брака Солнца и Луны. Это свет просветления - свет Единого Сознания. 

Вот как раскрывает автор священный брак Солнца и Луны, порождающий ребенка света - нового человека (напомним, что согласно Юнгу (11,12), Солнце символизирует сознание, а Луна бессознательное, слияние которых, то есть обретение целостности, и является целью алхимика).

 

Проявленные Солнце и Луна 

В первооснове в брак 

Вступают вечный,

Два светосемени, 

Сливаясь, зачинают,

И взращивают плод -

Ребенка первосвета -

Творенье новое в самих себе,

И сами в нем живут. (9)

 

Попутно заметим, что в медитативной повести «Внутриутробная жизнь капитана Серого» (10) в одном из эпизодов описано рождение ребенка из двойного света - Андрогина, синонима философского камня. 

Напомним еще раз, что согласно алхимической  традиции микрокосм и макрокосм являются аналогами, поэтому глубинное постижение человеком самого себя может обогатить его универсальной мудростью. Вот как выражается подобная мысль в поэтических миниатюрах автора. 

 

В душе созвездия мерцают,

Все единением полно,

Миры рождаются и тают,

И все во всем отражено. (9)

***

Бушуют во мне океаны,

И реки текут,

Извергаются в бездну вулканы,

И птицы поют,

Я земля, я вода,

Я мерцающих звезд сердцевина. (9)

 

В последней миниатюре подчеркнуто единство всего земного, но в завершающей строке мы видим переход на более высокий уровень - космический, отождествление с сердцевиной звезд.

В следующей миниатюре поэт пытается передать само Откровение, преобразующее обычное сознание.

 

Вибрация… Вот Божья милость -

Нисходит вечность на меня,

Во мне глаза огня открылись,

И все вокруг - поток огня  (9)-

 

Удачно, на наш взгляд, в следующей миниатюре выражено единение лирического героя с Творцом, который шлет ему свое Откровение.

 

Не звезды утром в мире гаснут -

Мне просветленье шлет Отец,

И открывает мир прекрасный,

Где я творенье и Творец. (9)

 

Вот как автор раскрывает космическое путешествие героя и преодоление им дуальности обычного сознания

 

Адрес мира? Он мне  не известен,

По Вселенной бреду наобум…

Жизнь разумная ищет законы,

Чтобы эти законы крушить. (9)

 

Из сказанного можно сделать вывод о том, что миниатюры написаны в духе алхимической традиции, основной смысл которой заключается в преодоления субъектно-объектной двойственности обычного сознания. Поэт пытается приблизиться к постижения тайны - где бытие и сознание есть Одно, Единое, Неразделенное. 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Поэтический словарь. - М.: Советская Энциклопедия Квятковский А. П., науч. ред. И. Роднянская, 1966.

2. Дмитриева Е.В. Герметическая традиция в поэзии И.А. Файнфельда // Современные гуманитарные исследования, 2012. № 3. С. 26-31.

3. Фламель Н. Алхимия. Пер. со старофр. Г.А Бутузова. - Спб.: Азбука, 2010. - 288 с.

4. Генон Р. Очерки о традиции и метафизике / Пер. с фр. В.Ю. Быстрова. - Спб.: Издательская Группа «Азбука - классика», 2010. - 320 с.

5. Эвола Юлиус. Герметическая традиция. - Москва-Воронеж: TERRA FOLIATA, 2010. - 288 с.

6. Элиаде Мирча. Оккультизм, колдовство и моды в культуре. Пер. с анг. - К.: «София»; М.:ИД «Гелиос», 2002. - 224 с.  

7. Джонсон, Кеннет Райнер. Феномен

Фулканели: тайна алхимика ХХ века. Пер с анг. А. Осипова. - М.: Энигма, 2009. - 368 с. 

8. Бутузов, Глеб. Приношение Гермесу. Основы алхимического мировоззрения. - Москва-Воронеж: TERRA FOLIATA, 2012. - 216 с.

9. Файнфельд И.А. Алхимия чтения: Медитативная повесть. - М.: Издательство «Спутник +», 2013. - 62 с

10. Фулканелли. Тайна соборов и эзотерическое толкование Великого Делания / Фулканелли; пер. с фр. Владилена Каспарова. - Москва: Энигма, 2008. - 384 с. 

11. Файнфельд И.А. Внутриутробная жизнь капитана Серого: Медитативная повесть. - Книга вторая. - М.: Издательство «Спутник +», 2012. - 63 с.

12. Юнг К. Г. Mysterium Coniunctionis. Таинство воссоединения. Пер. А.А. Спектор. - Мн.: - ООО «Харвест», 2003. - 576 с. 

13. Юнг К. Г. Психология и алхимия. Пер. с англ. С. Удовика. - М.:АСТ: АСТ МОСКВА, 2008. - 603 с.